Имплантация после лучевой терапии при онкологии

Лучевая терапия при раке молочной железы

лучевая терапия после операции молочной железы 1017

Лучевое лечение рака молочной железы

Лучевая терапия воздействует только на делящуюся раковую клетку. Поэтому важно её проводить строго ритмично, без перерывов на праздники.

Лучевую терапию раньше называли теле-гамма-терапия (ТГТ или ТγТ). Она представляет собой ионизирующее излучение, вызывающее гибель опухолевых клеток. Сегодня чаще всего для лучевой терапии рака молочной железы используются линейные ускорители. Признак современного линейного ускорителя – наличие приставки – 3D симулятора (компьютерный томограф, позволяющий “навести” аппарат в нужное место).

Облучение при раке молочной железы

Современные линейные ускорители позволяют прицельно облучать определённую область (зону молочной железы с фокусом на том месте, где была опухоль; зона регионарных лимфатических узлов – при их поражении). Области неподлежащие облучению могут быть защищены настройками современного аппарата (позволят их “обойти”), или закрыты свинцом (на старых аппаратах).

Если при раке молочной железы сохранить грудь, но провести её облучение, то риск местного возврата болезни (рецидива) снижается до уровня, как если бы пациентке была выполнена мастэктомия (удаление всей молочной железы). Кроме того, полное удаление молочной железы не всегда исключает необходимость лучевой терапии (если опухоль во внутренних квадрантах, или были выявлены метастазы в лимфатические узлы – показана лучевая терапия даже при мастэктомии).

ПРОГНОЗЫ
при раке молочной железы

Облучение груди при раке

Курс облучения занимает, как правило, около 3-5 недель. Технически выглядит так – пациентка после разметки (делается радиологом сразу на весь курс) приходит в назначенное время, раздевается, укладывается на специальный стол, получает дозу радиации в назначенное место 1,8 – 2 ГР (Грэй), одевается и идёт домой.

Нужна ли лучевая терапия

При раке молочной железы лучевая терапия нужна всем в следующих случаях:

  • После органососохраняющей операции (тогда частота местных рецидивов такая же, как после мастэктомии)
  • Если опухоль располагалась кнутри от соска – и после органосохраняющей операции, и после мастэктомии (такая опухоль может давать метастазы не в подмышечные, в парастернальные узлы – видны по КТ или МРТ, находятся за хрящами рёбер возле грудины – их необходимо облучать профилактически). При выявлении этих узлов они могут быть удалены торакоскопически
  • Если были обнаружены метастазы в подмышечные лимфатические узлы по результатам операции или их биопсии (и после мастэктомии, и после органосохраняющей операции)
  • При стадии T3 и больше (и после мастэктомии, и после органосохраняющей операции).
  • Если операция невозможна.

Лучевая терапия и имплант

Если лучевая терапия проводится на имплант, установленный вместо удалённой молочной железы, то очень важно, чтобы она проводилась с применением 3D – навигацией для линейного ускорителя (специалистом, который умеет его настраивать). Более старые аппараты не позволяют равномерно распределить дозу облучения и увеличивают и без того более высокий риск ожогов и потери импланта.

Развитие капсульной контрактуры после лучевой терапии тоже бывает чаще, поэтому (если нужна лучевая терапия) чаще ставят экспандеры, которые после облучения меняют на и мпланты, удаляя при этом капсулу.

Для более качественного подведения дозы экспандер может быть временно уменьшен (на время лучевой терапии).

Лучевая терапия рака молочной железы

Обратите внимание, чтобы запланированный курс Вашей лучевой терапии не прерывался общенародными праздниками (Новый год, Майские праздники). Лечение эффективно только при выдержанном ритме (например, 5 недель подряд кроме субботы и воскресения).

Метки в ложе опухоли

Фотография маммограммы после органосохраняющей операции (при РМЖ) с установленными метками в ложе опухоли – для проведения лучевой терапии с фокусировкой на этом месте.

Нашим пациенткам при операции с сохранением молочной железы мы устанавливаем специальные метки в ложе удалённой опухоли (с 2012 года). Они не звенят в рамке металлоискателя, но видны при разметке для лучевой терапии. Они нужны для того, чтобы радиолог мог индивидуально настроить аппарат для лучевой терапии не просто для облучения молочной железы, а с фокусом на то место, где располагалась опухоль (если аппарат это позволяет, а сам радиолог это умеет и имеет на это время и желание).
Кроме того, метки помогают наблюдать за зоной операции (при контрольных обследованиях после операции).

Проведение лучевой терапии гражданам РФ возможно в рамках полиса ОМС (жителям СПб) и по квотам на высокотехнологичную помощь – независимо от региона проживания и прописки (не только жителям Санкт-Петербурга).

Рак молочной железы лучевая терапия

Если Вам предстоит курс лучевой терапии – договоритесь заранее с радиологом о времени его прохождения. Лучевую терапию можно проводить через 2-5 недель (в среднем – через 3-4 недели) после последнего введения химиопрепаратов (последнего цикла химиотерапии). Наши зарубежные коллеги не прерывают химиотерапию для проведения лучевой терапии, а проводят облучение сразу после неё.

Если химиотерапия не требуется – лучевую терапию можно начинать через 3-4 недели после операции, но не раньше 1 недели после удаления дренажа (если в зоне его стояния не копится лимфа-жидкость). Если же проводились пункции лимфы для эвакуации – лучевую терапию можно начинать не раньше 1 недели от последней пункции (при условии, что жидкость больше не копится).

Некоторые наши специалисты утверждают, что через 3-4 месяца лучевую терапию проводить неэффективно. Если до облучения Вы получали химиотерапию больше этого срока – отказывать в лучевой терапии по этой причине – не верно!

Если химиотерапия не показана, то лучевую терапию можно начинать уже через неделю после удаления дренажа (или через неделю после того, как после операции под лоскутами перестала копиться лимфа – если это было после удаления дренажа).

С чем сочетается лучевая терапия

Если Вам планируются или уже проводятся введения таргетных препаратов (Герцептин, Трастозумаб) – их можно сочетать с проведением лучевой терапии. В отношении сочетания лучевой терапии с химиотерапией – это сопровождается более выраженными проявлениями угнетения кроветворения.

Читайте также:  Упражнения для придания пухлости губам

Существуют некоторые дополнительные модификации проведения лучевой терапии – дробление дозы, использование дополнительных лекарств, улучшающих лечебный эффект лучевой терапии, но они используются редко, так как трудоёмки и не оплачиваются медицинскому персоналу (вопрос может быть индивидуально обсуждаем с радиологом).

В отношении сочетания лучевой терапии и гормонотерапии: исследований – подтверждающих или опровергающих эффективность такого – нет. Однако, теоретически гормонотерапия делает раковую клетку неделящейся, тогда как лучевая терапия (как и химиотерапия) эффективны, воздействуя только на делящуюся клетку.

Облучение во время операции

Есть технологии, которые позволяют провести лучевую терапию прямо во время операции при раке молочной железы. Данная технология оправдана только для пациенток в постменопаузу при опухоли до 2 см без метастазов в лимфатические узлы. Сама процедура удлиняет время операции на 1-1.5 часа, но это облучение не исключает последующую лучевую терапию на оставшуюся железу.

Весь алгоритм проведения интраоперационной лучевой терапии описан в исследовании “Targit A”.

Такая лучевая терапия при операции заменяет только подведение дозы облучения прямо к месту опухоли (bust) – которую отдельно можно подвести во время стандартной лучевой терапии после операции по меткам, оставленным в ложе опухоли.

При раке In Situ интраоперационная лучевая терапия является противопоказанием.

Трудности при лучевой терапии

Пациент должен знать о “слабых звеньях” этого этапа своего лечения.
Не все нуждающиеся в лучевой терапии её получают – имеется дефицит современного оборудования и врачей-радиологов. До сих пор не выведены из эксплуатации морально устаревшие аппараты. Поэтому, если раньше Вам говорили о необходимости лучевой терапии, а потом стали говорить, что “а Вам – не надо,” – не спешите радоваться. Возможно Вы просто попали в число тех 30%, кому лучевая терапия необходима, но кто её не получает из-за того, что имеющихся мощностей не хватает всем нуждающимся.

Облучение может быть проведено на старом (морально устаревшем) и на новом аппарате для лучевой терапии. Перегруженный работой радиолог может не иметь времени, чтобы настраивать аппарат специально под каждого пациента (по меткам, индивидуально) и будет облучать просто “правую или левую молочную железу”, без дополнительного “буста” в то место, где была опухоль. Старый аппарат этого не может в принципе. Наконец, радиолог может просто не уметь это делать.

Для того, чтобы “быстрее завершить облучение” радиолог может назначать не по 1.8 – 2 Гр за сеанс, а, например, по 2.5 и “немножко больше”. Увеличение разовой дозы облучения для сокращения сроков проведения лучевой терапии увеличивает риск осложнений (ожоги кожи, лёгких, рёбер, сердца, может привести к потере импланта). Так бывает когда врач “спешит завершить облучение к отпуску или праздникам”, или потому что у него много больных, из-за которых приходится до ночи сидеть на работе.

Всё это обусловлено не преступной халатностью, а тем, что государство никак не мотивирует радиологов (да и других медиков) повышать свой профессиональный уровень и работать качественно: работы больше, а на оплате труда это не сказывается. Что же касается осложнений – так “они у всех бывают”. Именно так сегодня чаще всего объясняются осложнения.

Есть аппараты, которые синхронизируют свою работу с дыханием пациента (включаются, когда облучаемое место находится точно в расчётной точке, а не “размазывают” дозу на движущуюся при дыхании грудь). Облучение при таком режиме более длительное и более трудоёмкое.

Нередко радиологи перед началом лучевой терапии назначают УЗИ зоны операции “на всякий случай”. Изначально, УЗИ – не является методом выбора для диагностики рецидива. Кроме того, контрольные исследования ранее 6 месяцев после операции способны выявить несуществующие проблемы из-за того, что в зоне операции ещё не завершился процесс заживления и формирования рубца. Чаще всего такие исследования приводят к напрасным волнениям пациентки, непоказанным пункциям и задержке лечения.

Дополнительно о способах профилактики осложнений лучевой терапии
(при раке молочной железы) можете прочитать ЗДЕСЬ

Лучевая терапия в Санкт-Петербурге

Ниже перечислены учреждения в СПб и их адреса, в которых установлены линейные ускорители. Не во всех указанных учреждениях есть только современные аппараты (сегодня Северо-Западный регион только на 30% обеспечен современными аппаратами и на 70% – от их общей потребности).

  • ПСПбГМУ им.акад.И.П.Павлова. Линейный ускоритель на ул. Рентгена д.8. Нужно оформление квоты для жителей СПб, ЛО и всех регионов РФ
  • Городской Клинический онкологический диспансер – ГКОД (2 Берёзовая аллея 3/5). По полису ОМС только для жителей СПб (юга города)
  • Российский научный центр радиологии и хирургических технологий им.акад. А.М. Гранова (пос. Песочный, ул. Ленинградская, д.70). Нужно оформление квоты для жителей СПб, ЛО и всех регионов РФ.
  • Институт Онкологии им. Н.Н. Петрова – НИИ Онкологии (пос. Песочный, ул. Ленинградская, д.68). Нужно оформление квоты для жителей СПб, ЛО и всех регионов РФ.
  • Клинический Научно-практический Центр Специализированных Видов Медицинской Помощи – КНпЦСВМПО (пос. Песочный, ул. Ленинградская 68а, ЛИТ.А). Лечение по полису ОМС только для жителей СПб (севера города).
  • Частный центр ЛДЦ МИБС Необходимо оформление квоты – для жителей СПб, ЛО или платно:
    лучевая терапия при РМЖ, кибер-нож и гамма-нож – при МТС (пос. Песочный, ул. Карла Маркса, д.43);
    протонная терапия при РМЖ и МТС (СПб, Глухарская улица 16, корп. 2). Тел. +7(931)396-84-07, Моисеева Анна Александровна – администратор для записи пациенток на консультацию.

Если информация нашего сайта была Вам полезна – пожалуйста, оставьте свои отзывы о нём и рекомендации в интернете для других пациентов.

Специалисты Университетского Маммологического Центра регулярно повышают свой профессиональный уровень, посещают отечественные и зарубежные конференции, чтобы быть в курсе всех современных тенденций в онкологии и пластической хирургии.

Автор: Чиж Игорь Александрович
заведующий, кмн, онколог высшей квалификационной категории,
хирург высшей квалификационной категории, пластический хирург

Запишитесь на консультацию по телефону: 8 (812) 939-18-00 или через форму на сайте

Читайте также:  Импланты Straumann – надежность, проверенная временем

Клинический случай радионекроза челюсти и периимплантита после лучевой терапии

    Вход Регистрация
  • Главная →
  • Новости и статьи по стоматологии →
  • Хирургия →
  • Клинический случай радионекроза челюсти и периимплантита после лучевой терапии

Остеорадинекроз (ОРН) нижней челюсти является серьезным осложнением, которое может возникнуть у пациентов после курса радиотерапии в ходе комплексного лечения новообразований области головы и шеи. Предрасполагающими факторами при этом остаются доза облучения, локализация опухоли, травма зубов в анамнезе и компрометированное состояние стоматологического статуса.

Чаще всего именно у пациентов возрастной категории 50+ регистрируются новообразования головы и шеи и, как правило, у большинства пациентов в этом возрасте имеются дентальные имплантаты, которые играют роль опорных элементов под ортопедические конструкции. Результаты дентальной имплантации, как и состояние периимплантантных тканей, являются некими составляющими элементами в структуре этио-патофизиологического процесса возникновения радионекроза челюстей после проведённой радиотерапии.

Имеющиеся на сегодня исследования по большей мере сконцентрированы на изучении перспектив дентальных имплантатов, установленных до процедуры терапевтического облучения, или же на определении прогноза таких конструкций после такого ятрогенного вмешательства. Но вопрос эффекта радиотерапии на полностью остеоинтегрированный имплантат по-прежнему остается дискуссионным и открытым, поэтому данная статья посвящена описанию изменений периимплантатных структур после терапевтического облучения на примере конкретного клинического случая.

Клинический случай

66-летний пациент был направлен в нашу больницу для дальнейшего лечения ОРН нижней челюсти. 7 лет назад ему проводилась установка титановых инстраосcальных конструкций на месте отсутствующих 35, 36, 45 и 47 зубов. При этом в ходе определенного времени все установленные имплантаты удачно остеоинтегрировались, что было подтверждено в ходе численных повторных контрольных визитов.

Через некоторое время у него диагностировали левостороннюю ротоглоточную карциному, лечение которой проводили посредством лучевой терапии с общей дозой 70 Гр через 2 года после имплантационного вмешательства. В ходе анализа медицинской документации было обнаружено, что левая челюсть была включена в зону терапевтического облучения.

Через 4 года после радиотерапии пациент начал испытывать болевые ощущения в области имплантатов, установленных с левой стороны, в том же участке у него наблюдалось значительное воспаление и отечность десен. После постановки диагноза периимплантита ему было проведено консервативное лечение, состоящее из местной ирригации области поражения и периодического приема антибиотиков на протяжении 6 месяцев. Однако симптомы поражения только усиливались, и он был направлен в нашу больницу для проведения дальнейшего лечения патологии.

В ходе клинического исследования у пациента был обнаружен болезненный отек левой щеки и гипестезия нижней губы с левой стороны, при этом возможность открытия рта была ограничена до ширины полтора пальца, а вокруг дентальных имплантатов с левой стороны наблюдался некроз альвеолярной кости, воспаление слизистой и периодическое гноеотделение (фото 1).

Фото 1. Клиническая ситуация до лечения.

На ортопантомограмме контурировалась слабо демаркационная зона деструкции костной ткани в области имплантатов на месте 35 и 36 зубов, при этом поражение достигало нижнего края челюсти, что в результате спровоцировало возникновение патологического перелома. Вокруг имплантатов с правой стороны челюсти никаких патологических поражений отмечено не было (фото 2). С помощью КТ-сканирования удалось подтвердить деструкцию нижней челюсти слева и наличие линии перелома через всю толщу костной ткани (фото 3).

Фото 2. Ортопантомограмма пациента до лечения.

Фото 3. КТ-изображения нижней челюсти с левой стороны: а) аксиальный срез в области левого первого моляра; b) корональный срез в области левого первого моляра.

На первом этапе лечения пациент прошел курс 30 сеансов гипербарической кислородной терапии, что позволило лишь незначительно улучшить имеющиеся симптомы поражения. Учитывая, что на рентгенологических снимках не было замечено никакого прогрессирования области деструкции, была проведения частичная резекция области нижней челюсти с последующим восстановлением дефектного участка посредством свободного микроваскулярного лоскута из малоберцовой кости. Фиксация трансплантата проводилась с использованием титановой пластины (фото 4).

Фото 4: а) Сегментированная резекция пораженного участка нижней челюсти; b) локализированный костный трансплантат из области малоберцовой кости; c) резецированная нижняя челюсть; d) ортопантомограмма после операции.

В ходе гистопатологического исследования резецированного участка нижней челюсти было обнаружено потерю остеоцитов и остеобластов в структуре ткани и заполнение костных полостей грибковой массой, а также инфильтрацию области поражения воспалительными клетками с присутствующими признаками фиброза в кости (фото 5).

Фото 5. Гистологический вид резецированного участка нижней челюсти (окраска гематоксилин-эозином).

В качестве окончательного был поставлен диагноз остеорадионекроз. В ходе послеоперационного наблюдения никаких дополнительных поражений в области других имплантатов замечено не было, признаки остеорадионекроза челюсти не рецидивировали, резидуальная часть тканей оставалась интактной (фото 6).

Фото 6. a) Ортопантомограмма через год после хирургического вмешательства; b) вид полости рта через 1 год после хирургического вмешательства.

Обсуждение

В данной статье проанализирован клинический случай возникновения ОРН нижней челюсти вокруг дентальных имплантатов, установленных до начала проведения лучевой терапии у пациента.

По нашим наблюдениям, это уже третий подобный случай, описанный в литературе. Granström и коллеги сообщали о трех случаях развития ОРН вокруг дентальных имплантатов, помещенных до радиотерапии для поддержки транскожного протеза. В свою очередь Slama также сообщил о случае ОРН нижней челюсти в области имплантатов после терапевтического облучения. Исходя их этого, можно предположить, что наличие имплантата играет некую роль в развитии ОРН у пациента после радиотерапии.

В нашем клиническом случае у пациента имплантаты были установлены с обеих сторон нижней челюсти, но ОРН был зарегистрирован лишь с левой стороны, что связано с целевой областью облучения левосторонней карциномы ротоглотки. Наличие дентального имплантата может повлиять на развитие ОРН посредством сразу двух механизмов. Во-первых, наличие имплантата может спровоцировать изменения в распределении дозы облучения вокруг титановой инфраконструкции, поскольку и раннее было известно, что имплантаты сами по себе инициируют разброс лучевой и электромагнитной энергии, чем провоцируют изменения твёрдых и мягких периимплантатных тканей, при чем Friedrich уже раньше сообщал о подобном биологическом эффекте.

Читайте также:  Подробная информация о полных и частично съемных акриловых протезах Ivocap

Ozen и коллеги, исследуя повышение дозы от рассеянного излучения на границе раздела фаз костной ткани и дентального имплантата, пришли к выводу, что увеличение радиационной дозы, действующей на альвеолярную кость происходит непосредственно вблизи титанового винта, и может достигать повышения на целых 21%. На расстоянии уже 2 мм от титановой поверхности увеличение ионизирующей дозы было минимальным, при этом, очевидно, что увеличение радиационной локальной нагрузки на 15-21% может спровоцировать процесс остеонекроза нижней челюсти в периимплантатной области. При этом Beyzadeoglu сообщили, что изменение длины пучков облучения, как и угла их прохождения, значительно не влияет на суммарную дозу поражения, которая может спровоцировать остеонекроз.

Из вышеописанного можно сделать вывод, что область интерфейса имплантат-кость подвергается повышенному облучению в результате эффекта рассеивания радиационного потока посредством самой титановой конструкции, которая может находится в поле терапевтического действия радиации.

Кроме того, причина ОРН может крыться в действии бактериальной инфекции, ассоциированной с имплантатом. Часто вокруг фиксированных металлокерамических конструкций, как и вокруг конструкций с опорой на имплантаты, наблюдаются области гингивита, что, в свою очередь, провоцирует удушение состояния гигиены полости рта, а это вызывает дальнейшую повышенную бактериальную контаминацию периимплантатного участка.

Лучевая терапия посредством воздействия на сосуды, фибробласты и различные регуляторные факторы роста провоцирует нарушение процесса физиологического заживления ран, а также вызывает развития специфического состояния – иммунодефицита. Все это, в свою очередь, снижает уровень резистентности периимплантатных тканей относительно бактериальных агентов полости рта, тем самым увеличивая риск развития периимплантита. Slama и коллеги сообщали о случаях наличия периимплантита до начала развития ОРН, и в нашей ситуации периимплантит прогрессировал вплоть до ОРН. Хорошо известно, что защитная функция окружающих тканей намного слабее вокруг имплантатов, чем вокруг естественных зубов, поэтому вполне вероятно, что периимплантатный мукозит, вызванный лучевой терапией, может легко прогрессировать, переходя в агрессивный периимплантит, и последующее более тяжелое инфекционное поражение костей челюсти.

Выводы

В последнее время дентальные имплантаты стали популярной опцией лечения пациентов с симптомами частичной или полной адентии. Как следствие, число пациентов, проходящих через курс радиотерапии и имеющих дентальные имплантаты, также прогрессивно увеличивается. Для детального анализа эффекта облучения на прогноз дентального имплантата необходимо проведение более прецизионных и выборочных исследований, которые помогут сделать однозначные выводы по этому поводу.

Авторы: Yuji TeramotoEmail author, Hiroshi Kurita, Takahiro Kamata, Hitoshi Aizawa, Nobuhiko Yoshimura, Humihiro Nishimaki, Kazunobu Takamizawa

Материалы конгрессов и конференций

III РОССИЙСКАЯ ОНКОЛОГИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ

РОЛЬ ЛУЧЕВОЙ ТЕРАПИИ В ЛЕЧЕНИИ РАННИХ СТАДИЙ РАКА МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ

В.Ф. Семиглазов
ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова» Минздрава России, Санкт-Петербург

В “стандартах лечения”, принятых на VI Международной конференции по раку молочной железы (РМЖ) в Сан-Галлене, 1998 к ранним стадиям отнесены опухоли с наиболее благоприятным прогнозом: не превышающие 1 см, без метастазов в лимфоузлах (NO), с положительными рецепторами к эстрогенам или прогестерону (ЭР+, ПР+), 1ст. злокачественности, у женщин старше 35 лет. Вероятность рецидива заболевания в таких случаях не выше 10% за 10 лет наблюдения. Как видно и такое определение представляется относительным, так как у каждой десятой больной рано или поздно происходит прогрессирование заболевания. Однако еще шире это понятие трактуется в Оксфорде, где проводится постоянный мета-анализ и публикуется “общий обзор” большинства проводимых в мире рандомизированных клинических испытаний различных методов лечения рака молочной железы. Оксфордская группа аналитиков во главе с проф. R. Peto к ранним ракам относит все операбельные формы рака молочной железы, имея в виду, что подавляющее большинство таких больных живут свыше 5 лет после окончания первичного лечения.

Именно оксфордского определения ранних стадий рака молочной железы (пусть и весьма относительного) мы и придерживаемся в нашем анализе значения лучевой терапии, ибо при опухолях с действительно благоприятным прогнозом показания к лучевому лечению могут обсуждаться только при планировании органосохраняющего лечения. С целью объективного подхода к такой оценке мы ограничиваемся анализом проспективных рандомизированных испытаний лучевой терапии. При этом речь пойдет в основном об оценке послеоперационной лучевой терапии, ибо за последние 10-15 лет практически ни в одном зарубежном центре (в отличие от СНГ) не применяется предоперационная лучевая терапия при операбельных и даже относительно операбельных формах рака молочной железы. Будет рассмотрен отдельно “вклад” лучевого лечения у больных, подвергавшихся органосохраняющему лечению (breast conservation по западной терминологии), и значение лучевой терапии у больных с большим местно-регионарным распространением, подвергавшихся мастэктомии.

Лучевая терапия в органосохраняющем лечении.

Ограниченные (сохраняющие молочную железу) хирургические вмешательства, дополняемые лучевой терапией, являются безопасной альтернативой мастэктомии при правильном отборе больных с ранними формами рака молочной железы. В многочисленных рандомизированных проспективных исследованиях показано, что показатели выживаемости после органосохраняющего лечения такие же, как и после мастэктомии. Однако местно-регионарный контроль остается “зоной повышенного интереса” онкологов, поскольку риск возникновения рецидивов простирается за 10-летний период после окончания первичного лечения. Частота местных рецидивов в молочной железе у больных раком молочной железы I-IIа стадий колеблется от 5% до 10% к 5 годам наблюдения и достигает 20-25% через 10 лет.

Снижает ли эту угрозу послеоперационная лучевая терапия? Тем более, что по данным канцер-регистра США в программе NCI-SEER за 1996 г. сообщается, что около 30% больных раком молочной железы, подвергавшихся органосохраняющим операциям, не получали лучевую терапию, а среди пациентов 75 лет и старше 60% не получали лучевой терапии.

Результаты 4-х рандомизированных исследований различных вариантов органосохраняющего лечения показали, что у больных, получавших комбинированное лечения (операция + лучевая терапия), частота местных рецидивов колебалась от 0.3% до 8%, в то время как после одной ограниченной операции показатели местного рецидивирования колебались от 10% до 34%. К сожалению, не во всех этих исследованиях принимались во внимание факторы, определяющие риск местного рецидива: мультифокальность, внутрипротоковый компонент (EIC), гистологическая степень злокачественности, инвазия сосудов, рецепторный статус, “чистота” хирургических краев. К тому же некоторые исследователи полагают, что возникающие после органосохраняющего лечения рецидивы в молочной железе не сказываются на выживаемости больных и не должны причисляться к неудачам лечения. При этом Fisher утверждает, что возникшие в молочной железе рецидивы (в зоне операции или других квадрантах) являются лишь индикатором повышенного риска метастазирования, но не причиной и не источником развития отдаленных метастазов.

Читайте также:  Нужно ли делать рентген после удаления зуба?

Был предпринят ряд исследований с целью оценить прогностическое значение “изолированных” рецидивов в молочной железе в отношении отдалённого метастазирования и выживаемости. В работе Сhaudary и Fentiman показано, что развитие (изолированных) местных рецидивов после ограниченных хирургических вмешательств и лучевой терапии (органосохраняющего лечения) всегда ассоциировалось с увеличенным риском отдаленного метастазирования. Показатели 5-летней выживаемости в этой группе даже после выполнения повторного хирургического вмешательства (“лечебной” мастэктомии) не превышали 51%. По сведениям авторов, исход у этих больных такой же неблагоприятный, как и у больных с рецидивом опухоли в грудной стенке после мастэктомии. В работе Cowen, основанной на анализе данных о 756 больных раком молочной железы, подвергавшихся “сохранному” лечению (ограниченная операция + лучевая терапия), риск отдалённых метастазов оказался в 4.4 раза выше у больных с местными рецидивами. Правда, факторы, увеличивающие риск местного рецидивирования, оказались весьма схожими с теми, которые увеличивают риск отдалённого метастазирования: молодой возраст пациентов, мультифокальность опухоли, инвазия сосудов.

В наше клиническое испытание, проведенное с 1985 по 1996 гг. вошли 360 больных раком молочной железы Т 1-2 N O М О (первичная опухоль 0.1). Но состояние лимфатических узлов, размер первичной опухоли, возраст больной и период наблюдения четко взаимосвязаны с пропорциональным распределением смертности от рака молочной железы или от других причин, определяя пользу и риск лучевой терапии в конкретных клинических обстоятельствах.

При таком подгрупповом анализе определяется небольшой (2-3%), но достоверный абсолютный выигрыш 10-летней и 20-летней выживаемости среди пациентов моложе 50 лет с метастазами в лимфатических узлах и без регионарных метастазов, но с высоким риском местного рецидива (T 3-4 ). С другой стороны, выявляются умеренные абсолютные потери (снова несколько процентов) выживаемости среди женщин старше 60 лет без метастазов в лимфатических узлах и низким риском местного рецидива (за счет более высокой смертности от сердечно-сосудистых заболеваний). Этот риск мог бы быть намного меньшим при использовании современной методологии лучевого лечения, защищающей облучение сердца и органов грудной полости. В связи с этим возникает вопрос, возможно ли адекватно облучить грудную стенку, парастернальные, подмышечные и над/подключичные лимфоузлы с целью предотвратить возникновение местно-регионарного рецидива и при этом избежать или, по крайней мере, значительно уменьшить лучевое воздействие на коронарные сосуды и на легкие? Современная 5-польная комплексная методика облучения, приходящая на смену стандартной 3-х польной, обеспечивает заметное снижение лучевого воздействия на сердце и легкое.

Применение таких источников как линейный ускоритель с фотонами 4-6 МV, энергией электронов 6-20 МV, компьютеризированный план лечения, основанный на анализе множественных компьютерных томограмм, наличие опытной физико-дозиметрической команды позволяют подбирать соответствующие дозы, в особенности вблизи “критически нормальных” тканей. Тpexмерная (трехпространственная) конформальная лучевая терапия с выполнением дозо-объемных гистограмм, оценивающих мишень и доставку критической органной дозы, представляет следующий технологический шаг вперед. Оптимизм и новое возвращение к лучевой терапии проистекает из опубликованных результатов проспективных клинических испытаний, продемонстрировавших достоверное увеличение выживаемости у больных раком молочной железы (моложе 50 лет) с метастазами в лимфоузлах, получавших лучевую терапию вместе с последующей химиотерапией. Эти испытания убедили в том, что возможен успешный местно-регионарный контроль и даже излечение некоторых пациентов.

В многочисленных клинических испытаниях показано, что органосохраняющее лечение, заключающееся в выполнении секторальной резекции, отступя как минимум 10 мм от края опухоли с эксцизией подмышечно-подключичной клетчатки с последующей лучевой терапией при опухолях, не превышающих 3,5 см в диаметре и не пораженных лимфоузлах (Т1-2N0), не уступает мастэктомии по крайней мере в показателях общей выживаемости. Уже сейчас подавляющее число больных раком молочной железы I стадии получают органосохраняющее лечение. При этом в тех случаях, когда хирургический край удаленного препарата далеко отстоит от края опухоли (более 10 мм), выполнение квадрантэктомии представляется чрезмерным хирургическим вмешательством. Проведение лучевой терапии на оставшуюся ткань молочной железы считается обязательным (вне рамок клинических испытаний) в большинстве случаев для достижения удовлетворительного местного контроля заболевания. Лучевое лечение рекомендуется начинать как можно раньше после хирургического вмешательства, обычно в пределах не более 12 недель, за исключением тех случаев, когда радиотерапии предшествует адъювантная химиотерапия. Избранные режимы химиотерапии иногда проводятся одновременно с лучевой терапией, хотя при этом могут возникать и токсические эффекты, особенно в случаях применения антрациклин-содержащей химиотерапии.

На основании ряда недавно опубликованных результатов рандомизированных испытаний стало очевидным, что больные с высоким риском местно-регионарного рецидива после мастэктомии (по крайней мере, свыше 20%) нуждаются в послеоперационной лучевой терапии. Методически правильно спланированное и проведенное послеоперационное облучение грудной стенки и регионарных зон сокращает вероятность появления местных рецидивов на 50-66%. Более того, в “пременопаузальной” группе больных (моложе 50 лет), подвергавшихся послеоперационной лучевой терапии вместе с адъювантной химиотерапией, отмечено достоверное улучшение общей выживаемости по сравнению с группой больных, получавших только химиотерапию. Польза и безопасность, связанные с комбинацией лучевой терапии и различных режимов химиотерапии, особенно включающей антрациклины или таксаны, остается предметом исследований.

В следующем десятилетии современное планирование мегавольтной лучевой терапии с применением компьютерной томографии еще более оптимизируют лучевое воздействие на грудную стенку и регионарные лимфоколлекторы и значительно сократят дозу на сердце и коронарные сосуды. Ожидается, что применение новых технологий лучевой терапии обеспечит определенное улучшение общей выживаемости не только у пациенток высокого риска моложе 50-ти лет, но и в более старших возрастных группах.

Читайте также:  Профессиональная чистка зубов – методики, цена 2019, отзывы, фото

Copyright © Российское общество клинической онкологии (RUSSCO)
Полное или частичное использование материалов возможно только с разрешения администрации портала.

Имплантация после лучевой терапии при онкологии

В комплексной терапии онкологических заболеваний используются 4 метода лечения: хирургия, химиотерапия, лучевая терапия, иммунотерапия. Сейчас самое большое финансирование и все внимание брошены на лекарственную терапию. Но со следующего года грядут изменения и в лучевой. А это для Петербурга – самое больное место.

Как говорит профессор Сергей Новиков, заведующий отделением лучевой терапии НМИЦ онкологии им Петрова, за последнее десятилетие лучевая терапия сделала большой рывок и ее стремительное развитие не останавливается. Появились новые аппараты, новые технологии, а с ними — новая идеология лучевой терапии.

– Сергей Николаевич, правда ли, что новые технологии в лучевой терапии когда-то заменят хирургию?

– Во многих случаях это уже происходит. Например, только что мы составляли план лечения пациента с ранним немелкоклеточным раком легкого. У него нет изменений в лимфоузлах, нет метастазирования. Но его невозможно прооперировать из-за сопутствующих заболеваний (перенес инфаркт, инсульт), так что операция угрожает жизни. В этой фактически патовой ситуации лучевая терапия позволяет провести радикальное лечение – мы можем подвести чрезвычайно высокую дозу излучения на очень маленький объем тканей. И это приведет не к продлению жизни, а именно к излечению. Опухоли объемом 1-5 см мы можем облучить, избежав при этом серьезного повреждения окружающих тканей. Это называется стереотаксическая лучевая терапия или радиохирургия.

– Вы имеете в виду лечение с помощью гамма-ножа и кибер-ножа?

– Эти технологии тоже относятся к стереотаксической лучевой терапии — гамма-нож применяют для лечения новообразований на головном мозге, а кибер-нож – для направленного радиотерапевтического воздействия на экстракраниальные опухоли (расположенные вне головного мозга). Но сейчас активно развиваются технологии радиохирургии и стереотаксической лучевой терапии на линейных ускорителях. Их преимущество в том, что это универсальные приборы: на одном аппарате может выполняться – стерео-, радио- или классическая лучевая терапия с избирательным воздействием на опухоль (обычная или 3D-конформная). У нас уже три таких аппарата, каждый из них имеет свои преимущества, а в целом умеют все.

– Для лечения какого вида рака они предназначаются, что умеют?

– Легче перечислить, что не умеют — не умеют облучать очень много очагов в головном мозге одномоментно, в отличие от гамма ножа. Но такая ситуация — редкость, а главное, пока нет доказательств целесообразности такой агрессивной терапии, она не продлевает жизнь.

С другой стороны, эти аппараты могут делать все в области высокотехнологичного облучения, когда требуется радиохирургия: используются в комплексном лечении новообразований в головном мозге, локализованных процессах в легких (немелкоклеточный рак), метастатических поражений легких, печени, надпочечников, костей, мягких тканей и т. д. Благодаря высокой точности направления воздействия, они незаменимы в лечении злокачественных новообразований головы и шеи. Например, опухоль языка — очень тяжелая патология, лечить ее хирургически или невозможно, или очень сложно. После операции пациента берем мы. Активно используем методы брахитерапии и стереотаксической лучевой терапии при раке предстательной железы.

Онкологи сегодня говорят, что иммунотерапия перевернула наше сознание в лечении некоторых видов рака. Но забывают упомянуть, что сочетание иммунотерапии с некоторыми видами лучевой терапии увеличивает эффективность практически в два раза. Поэтому трудно встретить протоколы лечения, в которых рекомендована иммунотерапия без лучевой терапии.

– Но ведь считается, что при раке предстательной железы «золотой стандарт» – брахитерапия.

– Да, но для ослабленных и пожилых пациентов мы используем стереотаксис, потому что это неинвазивное – щадящее лечение. С моей точки зрения, пациенты с этим диагнозом должны получать прежде всего лучевую терапию, хотя на протяжении многих лет считалось, что главный способ лечения рака предстательной железы – хирургия. Но простатэктомия сопряжена с риском для жизни, с осложнениями — каждый пятый после хирургического вмешательства страдает недержанием мочи, у 70% перенесших операцию возникает нарушение эректильной функции. Эффективность хирургии, брахитерапии и стереотаксической лучевой терапии с точки зрения борьбы с опухолью одинаковая, в некоторых случаях лучевое лечение даже более результативно. Но недержание мочи после него – редкость, всего 1-2% случаев в сравнении с 20% после хирургического удаления предстательной железы и тут даже использование роботизированных хирургических методов не помогает улучшить результаты. Эректильная дисфункция, к сожалению, может возникнуть и после проведения лучевого лечения – у 30-40% пациентов мы отмечаем снижение эректильной функции. Но, к счастью, это существенно меньше 70-80% после хирургического лечения.

– Однако по-прежнему распространен миф о том, что лучевая терапия опасна, потому что может спровоцировать развитие лучевой болезни.

– Если под лучевой болезнью мы подразумеваем то, что происходит с организмом человека, оказавшегося в эпицентре взрыва ядерной бомбы, то даже в 1970 годы лучевая терапия ее не провоцировала. Другое дело, что когда использовали большие поля для облучения, это вызывало разного рода токсичность — развивались осложнения со стороны органов дыхательной или кроветворной системы, например. Я начал работать в 1980-е, и уже тогда были разработаны методы, которые позволяли избегать фатальной или очень серьезной токсичности. Хотя какие-то неприятности от лучевой терапии были, есть и будут. Например, если мы подводим очень высокие дозы в область опухоли предстательной железы, мы можем вызвать повреждения прямой кишки, если облучаем опухоль в легких, — повреждения легких, в мозге — здоровые ткани мозга. И иногда вынуждены рисковать, потому что понимаем: другой возможности спасти человека нет. Да, бывает, лучевая терапия балансирует между добром и злом, но зачастую альтернативы нет. Например, при метастазах в головном мозге — это пациенты, которым часто нейрохирурги уже помочь не могут, возможности химиотерапии, нередко, исчерпаны. А лучевая терапия у таких пациентов ассоциируется с 20-30% риском возникновения лучевого некроза. Но в оставшихся 70-80% случаев есть шанс, что мы поможем пациенту преодолеть на определенное время его проблемы.

Читайте также:  У ребенка режутся зубки… Как помочь

– Стереотаксическая лучевая терапия – не самая распространенная технология в Петербурге, возможности для ее применения есть только у двух федеральных специализированных клиник и у одной негосударственной. Часто ли она востребована?

– Когда у нас только появился первый аппарат для стереотаксиса, мы пролечили всего 12 пациентов. Это была, можно сказать, эксклюзивная методика – все отделение собиралось смотреть. А в этом году стереотаксическую лучевую терапию получили уже 350 пациентов, то есть около 20% получивших лучевое лечение в НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова.

– Парадокс: при том, что в Петербурге можно получить самые современные виды лучевой терапии, петербуржцев направляют на лучевое лечение в клиники, в которых их нет. Более того, на 2020 год из средств петербургского фонда ОМС выделяется 1 млрд рублей на 3D-конформную терапию, выполнять которую в городских специализированных клиниках, можно сказать, не на чем.

– Правильное лечение онкологического заболевания подразумевает использование лучевой терапии в 50-70% случаев. В пересчете на пациентов это много, учитывая, что, например, в прошлом году почти у 26 тысяч петербуржцев диагноз «рак» установлен впервые. Сегодня нижняя планка, по сути, базовый метод лучевого лечения, — 3D-конформная лучевая терапия — ниже мы не должны опускаться в соответствии с концепцией, принятой в нашей стране, а она – все ближе к той, по которой лечат рак в развитых странах. Ее повсеместное применение на 10-15% должно повысить выживаемость. 1 млрд на 3D-конформную терапию — серьезный шаг к тому, чтобы в Петербурге лечение онкологических пациентов вышло на новый уровень.

– Только кто и на каком оборудовании будет ее проводить? В городских медицинских учреждениях нет современных ускорителей. Да и старые регулярно выходят из строя.

– Мы сражаемся за то, чтобы петербуржцы могли получать современное эффективное лучевое лечение. Но НМИЦ им. Петрова не может принять всех, хотя пока мы никому не отказывали.

Что касается стереотаксической лучевой терапии, которая есть в единичных клиниках Петербурга, мы примерно на 30% увеличиваем объемы ежегодно. И готовы взять на себя столько пациентов, сколько нужно. Поскольку у нас стереотаксическая лучевая терапия проводится на тех же аппаратах, на которых проводится и классическая, чтобы освободить их от загрузки стандартной 3D-конформной лучевой терапией, мы приобрели еще один линейный ускоритель, на котором и будем ее выполнять.

– «Можем принять не всех» – это та самая проблема, из-за которой пациенты либо не получают эту помощь вообще, либо получают ее на аппаратах, которые нельзя отнести к современным.

– В Городском онкологическом центре в Песочном и в Городском онкологическом диспансере недостаточно современных линейных ускорителей, на которых можно проводить 3D-конформную лучевую терапию. И мне кажется, что на аппаратах, которые там есть, невозможно использовать сложные технологии, например, радиохирургическое лечение и стереотаксическую лучевую терапию. Поэтому важно, чтобы руководители городской онкологической службы наладили сотрудничество с федеральными учреждениями, частными клиниками, которые готовы и могут помочь петербуржцам.

Конечно, нужно обновлять парк оборудования. Потому что на аппаратах 2001-2005 года, которые морально устарели, а многие уже сняты с производства, можно выполнять паллиативную лучевую терапию, использовать простые методики облучения, но современные достижения радиационной онкологии на них недоступны.

У городских клиник есть рентген-терапия, которой, кстати, у нас нет, в онкодиспансере есть интраоперационный ускоритель, которого больше нет ни у кого в нашем городе.

Задача – дать пациентам возможность получать все существующие на сегодня виды лучевой терапии по показаниям: простую, когда ее достаточно, сложную, когда она необходима. Понимаете, если у мужчины выявили рак предстательной железы, и он попадает в учреждение, где нет аппаратов для проведения стереотаксической лучевой терапии, нет брахитерапии, то, на мой взгляд, он адекватной помощи в этих учреждениях получить не сможет. Потому что если будут подведены достаточно большие дозы на устаревших линейных ускорителях, серьезно вырастут осложнения, если дозы будут меньше, чем необходимы для борьбы с опухолью, то лечение не будет эффективным. Да, часть пациентов выздоровеет, но меньше, чем тот процент, который мог бы и должен был выздороветь. А пациенты, которым можно провести более простую лучевую терапию, должны лечиться там, где она есть, – нет смысла направлять их в НМИЦ онкологии.

То есть Петербургу нужна грамотная маршрутизация. Но это очень болезненный вопрос для городских властей. Тут все должны понимать, что его нужно решать, и мы к этому готовы.

– До сих пор федеральные клиники лечили, конечно, петербуржцев, но – по федеральным квотам. И объясняли это тем, что тарифы ОМС на лучевую терапию слишком малы. А количество квот всегда ограничено.

– Те тарифы, что действуют в системе ОМС сейчас, рассчитаны на ту простую лучевую терапию, что есть в городских клиниках. Мы работаем в рамках программы ВМП, потому что используем технологии, которых нет в городских медучреждениях. Программа ВМП рассчитана на то, что люди могут получить помощь там, где ее могут оказать. И ее финансирование было достаточным, чтобы применять в лечении сложные технологии: закупать дорогие расходники, заниматься техническим обслуживанием оборудования. Теперь, насколько я знаю, запланированные на 2020 год тарифы петербургского фонда ОМС эквивалентны тарифам, действующим в программе ВМП.

– На 1 миллиард рублей запланировано 4 тысячи курсов 3Д-конформной терапии. 4 тысячи пациентов ее получат – это много или мало?

– Немало, но 4 тысячи курсов это не 4 тысячи пациентов. Потому что некоторым приходится проводить их повторно. Например, прошла женщина курс терапии по поводу опухоли в молочной железе, но обнаружился метастаз в лимфоузле или в другом месте, его тоже нужно облучать. Я думаю, что это 3-3,5 тысячи пациентов.

Читайте также:  Решает ли трейнер проблему скученности зубов?

Для сравнения: в НМИЦ онкологии в год лучевую терапию получают 2 тысячи пациентов. Приблизительно столько же – РНЦРХТ им. Гранова. Эту помощь могут оказывать в частных клиниках МИБС и есть один современный ускоритель и аппараты для брахитерапии в ПСПбГМУ им. Павлова. То есть в городе можно выполнять лучевую терапию любой сложности. Важно, чтобы средства были потрачены на ее эффективные методы.

– Люди по-прежнему едут за рубеж, чтобы получить лечение радиоактивным йодом. Почему в России оно до сих пор дефицитное, а в Петербурге его и вовсе нет?

– Это не сложная технология, но для ее применения у нас действуют очень строгие требования, вплоть до строительства специальных очистных сооружений. Чтобы выполнить все, что нужно по нормативам, надо выиграть большое сражение, но сначала вложить в его подготовку огромные деньги. Сейчас предпринимаются усилия, чтобы сделать наше законодательство более демократичным — смягчить требования для применения этой технологии. А мы уже фактически готовы к тому, чтобы использовать ее, даже обсуждаем возможность открытия коек для пациентов, нуждающихся в терапии радиоактивными источниками. Эта терапия — это огромная перспектива на будущее.

Сегодня это, в первую очередь, радиойодотерапия или паллиативная терапия при метастазах в кости – она позволяет сделать комфортной жизнь человека, страдающего от болевого синдрома. Это то, к чему мы уже сегодня готовы. Но есть еще много методик использования радиоактивных источников. Например, лечение препаратами, мечеными лютецием, — это широкий круг препаратов, которые избирательно накапливаются в опухоли и уничтожают ее. То есть это один из вариантов целенаправленной терапии.

– Сегодняшняя онкология построена на как можно большей целенаправленности. Часто пациенты слышат от химиотерапевтов о таргетной терапии, которая «бьет точно в цель», вы говорите о стереотаксисе… Действительно ли мы можем воздействовать на опухоль точечно, абсолютно не повреждая окружающие ткани?

– Магической пули, которая бьет только в цель пока нет. И при таргетной терапии избирательность условная, и при стереотаксическом — какая-то доза облучения все же приходится на здоровые ткани и они могут пострадать. Но все же воздействие современных лучей и химиотерапии, действительно, выигрывает в эффективности и точности направленного действия.

– Что нужно сделать, чтобы в лучевой терапии новые технологии появлялись не только в федеральных клиниках? Закупать новые аппараты?

– Я счастлив, что лучевая терапия в нашей стране начала осознано развиваться. Но это огромная машина, она не сдвинется с места мгновенно. Чтобы ее раскрутить, нужно потратить много сил и времени, грамотно использовать финансовые вложения.

То есть миллиарды сначала должны вкладываться не в оборудование, а в людей. Их нужно учить, в том числе за границей, нужно обеспечить их достойным заработком. А когда будут люди, способные работать на современном оборудовании, тогда и нужно его покупать.

– Сколько всего аппаратов для лучевой терапии работают у вас?

– Четыре ускорителя – от самого простого до самого сложного, и еще два аппарата – для брахитерапии. Плюс много компьютерных планирующих систем, задача которых сделать лучевую терапию максимально точной.

Зубы за один день — это реально?

Дата публикации: 19.03.2021

Кажется, что имплантация зубов — это долго и сделать зубы за 1 день под ключ невозможно. Однако, инновационные технологии и современные материалы способны даже на это. Восстановить потерянные зубы и сделать их не отличимыми от настоящих — посильная задача для сегодняшней медицины.

Красивая, привлекающая внимание улыбка — показатель здоровья и статуса. Она придаёт уверенности в себе её обладателю. Но как поступить, если не все зубы удалось сохранить, либо большинство из них разрушено или подвержено сильнейшему кариозному процессу. В таких случаях приходит на помощь лечение и последующее внедрение имплантов. Таким образом можно вернуть идеальную улыбку за 1 день.

Показания и противопоказания к установке имплантов за один день

Этот вид протезирования позволяет как восстановить целый зубной ряд, так и сделать протез только одного зуба. Такой метод рекомендуется при:

  • пародонтозе
  • раздражении костной ткани
  • опущении десны
  • полном отсутствии зубов

Данная технология позволяет вставлять зубы за один день и немедленно вернуть красивую улыбку и возможность комфортно принимать пищу.

Особенно хороша одномоментная имплантация в случае полного или почти полного отсутствия зубов, когда нет времени для долгого ожидания и хочется скорее вернуться к полноценной жизни.

Существуют определённые ситуации, при которых имплантация за один день невозможна. Выявить эти показания поможет предварительное обследование, без которого не следует начинать медицинское вмешательство. Противопоказаниями к имплантологии зубов являются:

  • запущенный остеопороз
  • онкологические заболевания
  • патологии соединительной ткани
  • плохая свёртываемость крови
  • нарушения иммунной системы
  • декомпенсированный диабет
  • острые инфекционные заболевания
  • беременность и лактация

При наличии вышеперечисленных показаний врач посоветует альтернативный метод восстановления зубного ряда.

Этапы лечения

Имплантация за 1 день — это протезирование сразу после установки имплантов. В короткие сроки решается вопрос эстетической и практической функции зубов. Такая операция не требует костной пластики. Импланты можно устанавливать не только в губчатое вещество, но и в слои кости, находящиеся глубже. Помимо этого, штифты возможно размещать под углом. Такая технология позволяет избежать травмирования нервов, сосудов и придаточных пазух носа.

Установление имплантов осуществляется за один приём стоматолога, но для достижения окончательного результата эта процедура требует подготовительных мер. Вся операция происходит в несколько этапов:

  1. На первом сеансе врач проводит диагностику, определяет текущее состояние зубов пациента, возможные противопоказания, делает компьютерную томографию. Если необходимо предварительное лечение, то его обязательно нужно осуществить. В противном случае установить новые зубы не получится. На этом же приёме создаётся модель будущих протезов. Срок ожидания будущих имплантов составляет от 1 до 7 дней. Далее врач выбирает методику осуществления процедуры, подбирает штифты и изготавливает коронки, которые будут установлены.
  2. Второй этап — это работа по установке самих металлических штифтов. Она проводится под анестезией за одну процедуру. В месте установки имплантатов надрезают десну и в подготовленное углубление вкручивают штифты. Затем десну ушивают. Далее на вживлённые импланты помещается временный протез. Он изготавливается из акрила, поэтому достаточно лёгок, что способствует комфортной носке и быстрому заживлению.
Читайте также:  Противогрибковая диета: нюансы избавления от кандидоза полости рта

Постоянный протез устанавливают через 6-12 месяцев после имплантации. Этого времени достаточно, чтобы имплант сросся с костью.

Зубы за 1 день — возможна ли имплантация за один день

Возможно ли вставить зубы за 1 день? В каких случаях проводят одноэтапное протезирование на имплантах. Протоколы имплантации за один день.

Записаться на приём

  • Можно ли вставить зубы за 1 день
  • Возможна ли имплантация за один день
  • Способы установки имплантов
  • Цена

Установить зубы за один день методом имплантации — реальная и распространенная процедура. Одноэтапное протезирование на имплантах исключает период приживления искусственного корня, временный протез надевают сразу после внедрения имплантата. Но добиться долгосрочного результата можно только в идеальных клинических ситуациях при достаточном объеме челюстной кости, в которую будет установлен имплантат. Существуют методики экстренного восстановления зубного ряда, которые предполагает немедленную нагрузку протезом без наращивания костной ткани: All-on-4, скуловая имплантация, Basal Complex, но не все они безопасны для пациента.

Можно ли вставить зубы за один день

Пациенты, которые желают быстро восстановить зубной ряд, наиболее часто приходят к нам в таких случаях:

  • Остался только корень.
  • Зубы подлежат удалению, если терапевтическое лечение не принесет результатов.
  • Зубы отсутствовали длительное время.

Рассмотрим каждый по отдельности.

Остался корень зуба

Если сохранившийся корень здоров, возможно восстановление верхней части коронкой. Но осуществить фиксацию протеза за 1 день можно в редких случаях. Позволить такой метод восстановления могут только те клиники, в распоряжении которых собственная зуботехническая лаборатория. Если зуботехнического отдела нет, слепки передают посреднику, коронку изготавливают в сторонней компании и на все это уходит время.

Кроме этого, противопоказанием к установке коронки выступает воспаление или сильное разрушение оставшейся корневой части. Воспаление снимают иногда до трех месяцев. При разрушении зуба, корень укрепляют штифтово-культевой вкладкой. За один день такую конструкцию невозможно изготовить, поэтому придется ждать 2-3 суток даже при наличии в клинике собственной лаборатории..

В Центре приватной стоматологии «Доктор Левин» есть собственная зуботехническая лаборатория. Поэтому наши пациенты уходят с восстановленным зубным рядом в короткие сроки.

Зубы подлежат удалению

Удаление — крайняя мера, но иногда без нее не обойтись. Чтобы восстановить эстетику и функциональность отсутствующих зубов, применяют три метода:

  1. Съемное протезирование
  2. Несъемный зубной мост
  3. Имплантация

Первые два способа реконструкции возможны только после заживления раны. Т.е. за один день их провести невозможно. К тому же, протезы делают около пяти дней при условии собственной лаборатории. Одномоментной сразу после удаления бывает только имплантация — зуб удаляется и на его место в лунку устанавливается имплантат.

Если зубы отсутствовали длительное время

Если зубы отсутствовали продолжительное время, их также можно восстановить при помощи традиционного съемного, несъемного протезирования или установки имплантов.

Срок и способ традиционного протезирования зависят от состояния опорных коронок, десен, альвеолярных отростков, количества и расположения оставшихся зубов. Если все в порядке, ждут 5 дней пока изготовятся протезы. Если есть заболевания, проводят санацию ротовой полости, при этом период лечения может растянуться от одного дня при кариесе до трех месяцев при периодонтите.

Имплантация — лучший способ восстановления отсутствующих зубов

Протезы на имплантах выглядят естественно, под ними не развивается атрофия и не проседают десны. В процессе не участвуют здоровые коронки, не нужно обтачивать эмаль. Жевательная функция имплантатов ничем не хуже собственных зубов.

Титановые корни вкручивают как при единичных дефектах, так при полной адентии. Операцию возможно провести классическим способом в два этапа или экспресс-методом. Последний вариант разумно применять при достаточном количестве костной ткани, когда не требуется остеопластика. Временную коронку на искусственный корень фиксируют через пару часов, максимум — на третий день. При классическом способе сначала внедряют имплант, а протез фиксируют на втором этапе спустя 2 месяца или полгода в зависимости от клинической картины.

Имплантация зубов за 1 день — возможно ли это?

Имплантация за один день предполагает полноценное восстановление жевательной и эстетической функции зуба. Восстановление зубов таким способом проходит за короткий промежуток времени. В один этап пациенту ввинчивается титановый корень, а на него надевается коронка.

Но сразу нагрузить зубной имплант можно только временной облегченной коронкой из пластика или металлопластика. Постоянную металлокерамическую или циркониевую установят спустя 3-4 месяца. Тяжелая постоянная конструкция может чрезмерно нагружать титановый корень и привести к его отторжению. После операции мягкие ткани воспалены, а когда отек спадает, между ними и протезом образуется зазор. Образовавшийся промежуток при постоянном протезе закрыть уже не получится. В десневом кармане будут размножаться бактерии, что приведет к воспалению мягких тканей вокруг искусственного корня или, как минимум, неприятному запаху изо рта.

Операция проводится под местной анестезией, малотравматично и относительно недорого. Однако такой метод реставрации показан далеко не всем. Ни один врач не даст гарантии, что при атрофии кости классический имплантат с немедленной нагрузкой, прослужит заявленный срок эксплуатации.

Но существуют специально разработанные одноэтапные протоколы с немедленной нагрузкой, которые практикуют некоторые клиники. Такие протоколы применяются не так давно, осуществимы при отсутствии более трех зубов, позволяют обойтись без наращивания костной ткани за счет имплантов особой конструкции. Операция по одноэтапному протоколу проводится:

  • Быстро — после внедрения искусственный корень можно сразу нагружать коронкой. При классическом методе после установки импланта ждут еще 2-6 месяцев для остеоинтеграции (приживления).
  • Малотравматично — не нужно разрезать и отслаивать десну, достаточно сделать прокол тканей. При классическом методе слизистая отслаивается от кости, а потом ушивается.
  • Безопасно — импланты зубов для одноэтапных способов восстановления отличаются от классических. У них монолитная, а не разборная конструкция, поэтому исключена самопроизвольная раскрутка абатмента или перелом шейки. Нет микрощелей, где могли бы размножатся бактерии, поэтому у пациента со временем не будет неприятного запаха изо рта.
  • Без остеопластики — не требуется наращивать костную ткань при атрофии. Отверстие меньше титанового корня: при размере 4,5 мм делают лунку всего на 3 мм. Одноэтапные импланты выглядят как конус с резьбой, имеющей большую высоту профиля (агрессивный дизайн). На такой резьбе корни стабильны даже в костях с губчатой структурой, но чаще применяются для установки в более глубокие слои челюсти.
Читайте также:  В депульпированной 6-ке чувствуется дискомфорт при нажатии, это периодонтит?

Несмотря на преимущества одноэтапных протоколов, они имеют существенные недостатки и даже несут опасность для пациентов. Об этом подробнее расскажем ниже.

Следует отличать одноэтапную имплантацию от одномоментной. Одноэтапная предполагает операцию за один день уже после того, как зажила ранка и сформировалась лунка. Одномоментное проводится сразу после удаления зуба, не дожидаясь заживления.

Импланты за один день — протоколы установки

Существует несколько способов имплантации в один этап.

Выбор конкретного метода зависит от количества отсутствующих зубов, качества кости и заболеваний ротовой полости. Рассмотрим подробнее каждый.

Установка классического импланта

Классические импланты в один этап устанавливают только для восстановления передних единиц. Здесь нет жевательной нагрузки, поэтому временные протезы выполняют эстетическую роль. Классические импланты двусоставные — абатмент и титановый корень не являются монолитным целым. Абатмент накручивается на имплант после операции, а сверху на него надевается коронка.

Искусственные корни при таком способе устанавливаются в верхний губчатый слой челюстной кости, что считается самым физиологичным способом — там же расположены корни родных зубов. При недостаточном объеме костной ткани имплантат невозможно надежно зафиксировать. Поэтому предварительно проводится наращивание кости, которое занимает до полугода. Только потом устанавливается имплантат.

Установка классического импланта в один этап возможна только при достаточном количестве костной ткани. Если зуба нет более полугода, 95% гарантии, что кость сильно атрофирована. Имплант установить за один день в таких случаях невозможно.

Альтернативой классическим имплантам выступают моноблочные одноэтапные импланты с увеличенной поверхностью. Устанавливаются в более глубокие челюстной кости — кортикальные и базальные, которые не подвергаются атрофии. Но к подобным предложениям надо относиться с осторожностью.

Базальная имплантация

Базальная имплантация относится к одноэтапным протоколам с немедленной нагрузкой. Подходит при отсутствии от 3 зубов подряд до полной адентии. Односоставные титановые корни устанавливаются под углом в базальные слои челюсти, которые не подвержены атрофии. Площадь контакта скошенного искусственного корня с костью увеличивается, что придает конструкции дополнительную устойчивость. Но здесь важно обойти нервы, гайморовы пазухи и сосуды. Поэтому от квалификации врача зависит успех операции. Временные протезы на базальные имплантаты можно фиксировать уже через пару часов или на 2-3 день.

Имплантологи Центра приватной стоматологии «Доктор Левин» не рекомендуют данный протокол. Это инновационная методика. Неправильная установка имплантатов приведет к расшатыванию корня и еще большей атрофии. В некоторых случаях возможен даже спонтанный перелом кости. Возможных осложнений больше, чем пользы. О технологии недостаточно проверенных отдаленных данных. Например, нельзя судить о продолжительности службы имплантатов.

Скуловая имплантация

Имплантация по протоколу Zygoma одноэтапная. Подходит пациентам, которые столкнулись с атрофией кости, вызванной продолжительным отсутствием зубов в жевательной области верхней челюсти. Специальные трансскуловые имплантаты фиксируются в скуловой кости.

Скуловая кость связана с височным суставом. Установка титанового корня чревата развитием костного мозоля, который приводит к дисфункции сустава: боли, ограничению подвижности, а как следствие, нарушению жевательной и разговорной функций из-за того, что сложно открывать рот. Кроме симптомов, связанных с заболеванием сустава, возможны и вторичные — остеохондроз, хронический гайморит, головные боли, снижение остроты зрения.

Скуловая имплантация — одна из сложнейших техник имплантации, которой владеет не каждый имплантолог. Мы не применяем эту методику из-за большого списка осложнений и возможных последствий для пациента.

Протокол All-on-4

Имплантация по протоколу «All-on-4» подходит при полной адентии. В один этап с немедленной нагрузкой фиксируют 4 имплантата — два во фронтальной и по одному по бокам. При этом между жевательной зоной и резцами искусственные корни устанавливают под углом.

Из-за такого расположения возможна перегрузка абатментов в области соединения с базой. На четыре опоры можно надеть протез только из 10 коронок, и протезы будут исключительно условно-съемными с искусственной десной. Угловое расположение абатментов не позволяет поставить постоянный мост. Условно-съемный протез требует регулярного обслуживания и не отличается эстетикой.

Протокол Все-на-4 в нашей клинике не применяется, мы не можем предложить имплантацию пациенту с заведомо неблагоприятным исходом.

Стоимость имплантации за 1 день зависит от:

  • выбранного протокола с немедленной нагрузкой;
  • количества утраченных зубов;
  • материала временных и постоянных протезов.

Цены на одноэтапное протезирование при значительном отсутствии зубов изначально ниже, чем на классическое. Не проводится наращивание костной ткани, используется небольшое количество имплантатов, недорогие коронки. Но нужно понимать, что реальная цена в итоге будет выше:

  • В стоимость не включен постоянный протез. Адаптационные же требуют замены, их можно носить максимум год.
  • Условно-съемные конструкции требуют специального ухода в клинике и затрат.
  • Плотного прилегания временной коронки добиться практически невозможно, поэтому страдает эстетика. При этом неплотное прилегание чревато расшатыванием втулок абатментов, что ведет к их поломке и перебазировке конструкции, а соответственно к дополнительным расходам.

Подведем итог: Имплантация за один день возможна. Но дать гарантию на продолжительный результат можно только при достаточном количестве кости. Мы рекомендуем проверенную классическую методику имплантации — дольше, но на всю жизнь. Если вас уверяют, что за 1 день в условиях недостаточности костной ткани реально провести качественное восстановление, задумайтесь. Внимательно изучите договор и сертификаты клиники.

Одномоментная имплантация зубов

Одномоментная, мгновенная, или немедленная, имплантация зубов, которую также называют еще и моментальной, — это процедура, требующая от стоматолога определенных знаний и навыков. При этом данный тип операции на сегодняшний день является излюбленной методикой как специалистов, так и пациентов, так как при соблюдении всех норм и правил гарантирует долговечный результат и высокую эстетику исполнения. Чем отличается одномоментная имплантация от классической и в чем заключаются ее преимущества, рассказывает Startsmile.

Читайте также:  Как специалисты связывают неправильный прикус и головную боль

Содержание статьи

  • Что такое одномоментная имплантация зубов?
  • Установка импланта сразу после удаления зуба — разновидности операции
  • Немедленная имплантация зубов и ее преимущества
  • Какие существуют противопоказания к одномоментной имплантации зубов?
  • Риски, которые имеет мгновенная имплантация зубов

Что такое одномоментная имплантация зубов?

Одномоментной, или моментальной, имплантацией называется такой тип восстановления зубов, когда сразу же после удаления зуба на его место устанавливается имплантат, и все это происходит в течение одного посещения. Одномоментная имплантация наиболее востребована при восстановлении зубов в «видимых» зонах, то есть там, где так важна эстетика, а именно — в зоне улыбки.

С функциональной точки зрения имплантация сразу после удаления зуба более предпочтительна, чем двухэтапная методика, в тех случаях, когда необходимо одновременно восстановить несколько зубов. Моментальная методика в подобной ситуации существенно сокращает сроки реабилитации пациента, а также позволяет установить временную конструкцию, с которой пациент без проблем и незамедлительно может жевать.

Установка импланта сразу после удаления зуба — разновидности операции

Существуют три основных вида подобной процедуры восстановления зубов сразу же после их удаления. Первый — это мгновенная имплантация, когда после установки имплантата десна на месте только что удаленного зуба ушивается, и дальнейшие манипуляции производятся только после полного заживления. Во втором случае во время проведения моментальной имплантации помимо самого имплантата пациенту также устанавливается формирователь десны, что помогает в будущем сохранить так называемую «розовую эстетику», то есть естественный и аккуратный внешний вид мягких тканей в месте имплантации. Формирователи десны бывают стандартными или же изготовленными индивидуально, какой выбрать — зависит от ситуации.

Третья разновидность одномоментной имплантации челюсти — это установка на место удаленного зуба имплантата с немедленной нагрузкой последнего временной коронкой. После приживления имплантата эта временная коронка заменяется постоянной. Этот подвид моментальной имплантации является на сегодняшний день наиболее эффективным с эстетической точки зрения, так как позволяет за одно посещение полноценно восстановить приятный внешний вид улыбки, благодаря чему пациенту не приходится все время приживления ходить с «дыркой» в зубном ряду. Этот тип экспресс-имплантации наиболее востребован при восстановлении зубов в зоне улыбки, то есть в переднем отделе.

Немедленная имплантация зубов и ее преимущества

Обеспечить красивый внешний вид, особенно во фронтальной зоне, — не менее важно, чем восстановить функции речи и жевания, а уже упомянутая «розовая эстетика», то есть аккуратный контур десны, — не менее важна, чем правильно подобранные цвет и форма искусственного зуба. Преимущество одномоментной имплантации челюсти заключается в том, что, независимо от того, нагружаем мы имплантат временной коронкой или же ставим формирователь десны, мы сохраняем изначальный контур мягких тканей. В случае с двухэтапной имплантацией этот контур приходится восстанавливать с нуля уже после полного приживления имплантата, что не только вынуждает пациента терпеть неудобства во время реабилитационного периода, но и не гарантирует идеального результата в будущем. Что касается денежных затрат, то цена одномоментной имплантации в Москве, не превышает стоимость операции по классической методике.

Какие существуют противопоказания к одномоментной имплантации зубов?

К сожалению, моментальная имплантация не всегда является оптимальным вариантом, так как в ряде случаев устанавливать имплантат сразу же после удаления зуба не представляется возможным. Например, одномоментная имплантация не проводится тогда, когда наблюдается воспаление в месте удаленного зуба. Также препятствием являются стандартные противопоказания к имплантации, будь то декомпенсированный сахарный диабет, сильный бруксизм, или неконтролируемый скрип зубами, некоторые другие хронические заболевания в стадии обострения или рецидива, остеопорозы, перенесенные менее полугода назад инфаркты, инсульты и гипертонические кризы. В зону риска также попадают курильщики. Хотя курение считается относительным, а не абсолютным, противопоказанием, оно вполне может стать причиной отторжения имплантата.

В ряде других случаев немедленная установка имплантата на место удаленного зуба возможна, а вот моментальная нагрузка его временной коронкой — к сожалению, нет. К таким ситуациям относятся, например, травматичное удаление зуба, небольшой объем костных и мягких тканей в зоне установки имплантата и его недостаточно надежная фиксация в лунке, а также мягкая структура кости. В подобных случаях эстетический результат достигается за счет установки формирователя десны и закрепления на соседних с дефектом зубах временной ортопедической конструкции, скрывающей «дырку» в зубном ряду.

Фото до и после установки импланта

Риски, которые имеет мгновенная имплантация зубов

Если быть абсолютно откровенным, придется признать, что при одномоментной имплантации процент отторжения имплантатов чуть больше, чем при двухэтапной, однако этот процент все равно остается ничтожно малым (при условии, что все нормы соблюдены). Более того, этот риск оправдан, в особенности, в тех случаях, когда требуется быстрый высокоэстетичный результат. В целом, риск отторжения имплантата при установке по одномоментной технологии связан со следующими факторами:

  • сильная травмированность десны после удаления зуба;
  • скопление налета вокруг лунки, не защищенной десной;
  • не очень прочная фиксация имплантата;
  • немедленная нагрузка имплантата временной коронкой.
Ссылка на основную публикацию