Шинирование зубов после брекетов. Для чего оно нужно?

Шинирование зубов

Шинирование зубов – это стоматологическая процедура, в ходе которой один или несколько зубов закрепляются в зубном ряду при помощи специальной шины, проходящей по задней поверхности зубов. Эта процедура позволяет сохранить сильно расшатанные зубы и избежать протезирования.

Показания

Как мы уже сказали, шинирование зубов проводится для того, чтобы устранить их расшатанность.
Шататься зубы могут в следующих случаях:

  1. При гингивите, пародонтите, пародонтозе и некоторых других заболеваниях десен;
  2. Из-за травмы;
  3. При сахарном диабете, остеопорозе или других заболеваниях, ослабляющих кости и нарушающих гормональный фон;
  4. При сильном авитаминозе;
  5. В переходном возрасте, во время беременности или при климаксе, когда меняется гормональный фон организма.

Зубы после шинирования крепко сидят в деснах и не доставляют никаких неудобств. В некоторых случаях установка шины показана после исправления прикуса брекетами. Дело в том, что во взрослом возрасте зубы очень неохотно занимают новое положение, и после снятия брекетов они все равно стремятся вернуться на свои неправильные места. Носить каппу или металлический ретейнер удобно не всем, так что в некоторых случаях будет разумно закрепить зубы на правильных местах при помощи специальной шины. Разумеется, необходимость этой процедуры определяет врач-стоматолог.

Шинирование зубов стекловолокном

Стекловолоконные ленты и жгуты – это самый популярный материал для шинирования. Он появился не очень давно, однако уже завоевал любовь стоматологов и пациентов по следующим причинам:

  1. Он весьма эстетичен и при этом достаточно прочен;
  2. Полностью биосовместим с зубами, не вызывает аллергий и отторжений;
  3. Позволяет провести шинирование так, чтобы не нарушалась эстетика зубного ряда;
  4. Если нить в будущем понадобится убрать, то оставшийся после нее дефект можно будет легко запломбировать – никаких проблем с этим не возникнет;
  5. Можно сохранить даже сильно расшатанные зубы;
  6. Не требуется депульпировать здоровые зубы и ставить протезы и коронки.

При шинировании передних зубов стекловолокно прокладывается по задней поверхности. Жевательные же зубы можно шинировать, прокладывая шину по жевательной поверхности для более надежной фиксации. Для данной процедуры мы используем нити Гласспан и Рибонд, наиболее современные, прочные и полностью безопасные для зубов и организма. Единственный недостаток стекловолокна в том, что служит он не очень долго, так что делать из него постоянную шину, к примеру, при хроническом пародонтите или пародонтозе, все-таки не стоит. Мы в таких случаях предлагаем другой вариант — вантовое шинирование арамидной нитью.

Вантовое шинирование зубов

Эта технология похожа на шинирование стекловолоконной лентой, разве что вместо стекловолокна для изготовления нити используют арамидные волокна – материал, который прочнее рояльной стали в восемь раз. Арамидные волокна ставят горизонтально зубам, просверливая в задней стороне зуба специальные борозды. Вантовое шинирование – естественное и физиологичное. Рассмотрим его преимущества:

  1. Зубы удается сохранить, даже если они расшатаны очень сильно, при этом риск атрофия челюстной кости сводится к минимуму;
  2. Удается распределить нагрузку равномерно между всеми шинированными зубами и закрыть все межзубные промежутки;
  3. Не требуется обтачивать здоровые зубы и проводить депульпирование;
  4. Десны и зубы повреждаются минимально – тонкая полоска, заполненная композитом, совершенно незаметна и не способна стать причиной кариеса или других проблем с зубами;
  5. Армидная нить никак не мешает осуществлять постоянный гигиенический уход за полостью рта.
  6. Стоматолог тоже не испытывает проблем с профессиональной чисткой, лечением кариеса и прочими лечебными процедурами;
  7. При вантовом шинировании между зубами можно установить протез, через который тоже будет проведена арамидная нить;
  8. За счет очень высокой прочности материала результат вантового шинирования сохраняется долгие годы, так что она подходит для установки при серьезном пародонтите или пародонтозе.

Отзывы пациентов о шинировании зубов

Фото до и после шинирования зубов показывают, что результаты этой процедуры действительно достаточно впечатляющие. Отзывы о шинировании зубов тоже весьма хорошие – люди отмечают, что эта процедура помогает им сохранить зубы, которые без данной процедуры годятся только на удаление. Чаще всего шину ставят во время лечения пародонтоза или пародонтита, но иногда ее устанавливают, чтобы закрепить результат лечения брекетами. Пациенты отмечают только, что очищать межзубные промежутки становится чуть сложнее, а в целом никакого дискомфорта или боли они не испытывают.

Шилоподъязычный синдром: симптомы, причины и лечение патологического процесса

Шилоподъязычный синдром (ШПС), или синдром Eagle, – это общепринятое название клинического симптомокомплекса, связанного с аномалиями размеров и положения шиловидного отростка височной кости (ШОВК). Изменения, как правило, касаются структур шилоподъязычного комплекса (ШПК), который образован ШОВК, шилоподъязычной связкой и подъязычной костью [9].

Больные могут предъявлять целый набор неспецифических жалоб, с которыми они обращаются к специалистам различного профиля, длительное время не получая адекватного лечения. Среди них:

– боль, чаще, в глотке, ухе и височно-нижнечелюстном суставе, с иррадиацией в нижнюю челюсть, височную и щечную области, поднижнечелюстной треугольник, зубы, корень языка [9];
– дисфагия с усилением боли в горле и ухе во время глотания (возможны ощущения инородного тела в глотке или «постоянно воспаленного горла» [3, 4];
– упорный сухой кашель без объективных признаков воспаления в верхних дыхательных путях [1, 2, 5, 7];
– ограничение движений головы и чувство «скованности» мышц шеи [6, 8].

Читайте также:  Наращивание клыков: показания и противопоказания, методы и уход

Изменения шилоподъязычного комплекса встречаются у 20–30% взрослых людей. Однако в силу недостаточной осведомленности практических врачей о ШПС, своевременное распознавание его значительно запаздывает.

Клинические наблюдения

Больной К., 30 лет
Считает себя больным в течение двух лет, когда впервые случайно обнаружил на переднебоковой поверхности шеи слева небольшое округлое безболезненное образование. Был консультирован хирургом. Для уточнения природы образования была выполнена пункция, результат которой оказался неубедительным. В течение последующего времени образование медленно увеличивалось в размерах, присоединилось затруднение глотания и ограничение боковых движений шеи. Для дальнейшего обследования и лечения госпитализирован в МОНИКИ.
Объективно: Лицо симметрично. Кожные покровы обычной окраски и влажности. Открывание рта свободное, в полном объеме, безболезненное. Со стороны полости рта – без особенностей. Фонация не нарушена. Во время глотания наблюдается смещение гортани вправо. Чувствительность не нарушена. На переднебоковой поверхности шеи слева при пальпации определяется неподвижное, безболезненное, твердое продолговатое образование длиной около 5 см, неспаянное с окружающими тканями. Регионарные лимфатические узлы не пальпируются. Щитовидная железа при УЗИ без патологии.
При рентгенографии шейного отдела позвоночника в прямой и косой проекциях: слева определялось дополнительное S-образной формы образование между шиловидным отростком и телом подъязычной кости, состоящее из вставочных костей, соединяющихся между собой суставоподобными сочленениями (рис.1).
Более полная информация была получена при компьютерной томографии (рис.2): левый шиловидный отросток височной кости утолщен, соединяется с телом подъязычной кости посредством вставочных двух костей, которые образуют между собой ложные суставы. Левый большой рог подъязычной кости соединяется за счет обызвествленной щитоподъязычной связки с рогом обызвествленного щитовидного хряща. Правый ШОВК удлинен и утолщен. Заключение: КТ картина аномалии развития ШПК с формированием синостозов и ложных суставов между подъязычной костью, шиловидным отростком левой височной кости и верхними рогами щитовидного хряща.

На основании проведенных клинико-рентгенологических исследований подтвержден диагноз шилоподъязычного синдрома. При операции удален левый шиловидный отросток височной кости, шилоподъязычная связка и левый рог подъязычной кости. В удаленном материале оказались костные фрагменты компактного строения с участками гиалинового хряща и мелкодисперстные отложения кальция.
При контрольной рентгенографии в зоне проведенного хирургического вмешательства определяется не удаленный фрагмент дистального отдела обызвествленной шило-подъязычной связки, соединяющийся с телом подъязычной кости (рис. 3).

Послеоперационный период протекал без осложнений. Больной выписан в удовлетворительном состоянии на динамическое наблюдение.

Обсуждение

Аномалии ШОВК связаны с нарушениями развития жаберных дуг. В мезенхиме между жаберными карманами формируется хрящевые жаберные дуги. Особое значение имеют первые две из них – висцеральные дуги, на основе которых развивается висцеральный череп [12, 13]. В спектре изменений ШПК могут встретиться следующие варианты аномалий: удлинение ШОВК, окостенение или кальцификация шилоподъязычной связки (полное или частичное, одно- или двустороннее), возможно тотальное поражение или образование диартрозоподобных сочленений.
В патогенезе ШПС значение имеет патологическое отклонение отростка в задне-медиальном направлении, нередко в сочетании с его удлинением и искривлением. Это приводит к давлению на окружающие мышцы, языкоглоточный нерв, симпатическое сплетение внутренней сонной артерии, боковую стенку глотки. При этом значение угла отклонения, при котором верхушечная часть отростка соприкасается с этими анатомическими образованиями, находится в обратной зависимости от его длины и выраженности искривления [11].
Клиническая диагностика весьма проблематична в первую очередь из-за отсутствия характерной объективной симптоматики. При обследовании можно пальпировать верхушку отростка, а также выявить болезненность в проекции шиловидного отростка, передней небной дужки, шилоподъязычной, жевательных (крыловидных, височной) и грудино-ключично-сосцевидной мышц. Кроме того, нет единого мнения по вопросу о нормальной длине шиловидного отростка подъязычной кости. Так, ранее ШОВК более 30-33 мм считался удлиненным. Однако более поздние данные (на основе массовых ортопантомографий) показали, что средней длиной ШОВК следует считать 45 мм, причем показатель этот различен в разных возрастно-половых группах (42 мм у женщин моложе 35 лет; 49 мм у мужчин старше 45 лет), а колебания длины отростка могут варьировать от полного его отсутствия (с одной или обеих сторон) до сращения его верхушки с малым рожком подъязычной кости [7].
В то же время современные возможности хирургического лечения ШПС повышают актуальность точной диагностики заболевания, основную роль в которой играют лучевые методы исследования – традиционная рентгенография и компьютерная томография.

Заключение

Интерес данного клинического наблюдения, на наш взгляд, обусловлен достаточно типичной историей болезни пациента с шилоподъязычным синдромом, диагностические проблемы при котором связаны в основном с недостаточной осведомленностью врачей различных специальностей, в том числе и практических рентгенологов, о существовании такого заболевания. Упоминания о нем встречаются, как правило, в специализированной литературе по оториноларингологии, челюстно-лицевой хирургии и неврологии. В действительности, использование выделенного комплекса жалоб, объективных признаков и корректного диагностического алгоритма, включающего рентгенографию и КТ, облегчают распознавание ШПС, планирование и выполнение корригирующей операции.

Читайте также:  Виды съемных протезов. Классификация и их особенности

Литература

Акберов Р. Ф., Хабибуллин И. Р. // Вертеброневрология. – 1992. – №2. – С. 46–47.
Гринберг Л. М. Неврология лица / ред. В. А. Карлова. Москва, 1991. – С. 57–59.
Данилов А. Б. Болевые синдромы в неврологической практике / ред. А. М. Вейна. Москва, 1999. – С. 13–51.
Лебедянцев В. В., Шульга И. А., Овчинникова Н. К. XI Научно-практическая конференция оториноларингологов Оренбургской области. – 1998. – С. 23–24.
Лебедянцев В. В., Шульга И. А. К патогенезу шилоподъязычного синдрома // Новости оториноларингологии и логопатологии. – 2001. – №2. – С. 32–36.
Carter L. Soft tissue calcification and ossification. In: White SC, Pharoah MJ, editors. Oral radiology, principles and interpretation. Missouri: Mosby, 2004. – Р. 597–614.
Gokce C., Sisman Y., Tarim Ertas E., Akgunlu F., Ozturk A. Prevalence of styloid process elongation on panoramic radiography in the Turkey population from Cappodocia region // Eur J Dent. – 2008. – №2. – Р. 18–22.
Gözil R., Yener N., Calgüner E., Araç M., Tunç E., Bahcelio lu M. Morphological characteristics of styloid process evaluated by computerized axial tomography // Ann Anat. – 2001. – №183. – Р. 527–535.
Krennmair G., Piehslinger E. Variants of ossification in the stylohyoid chain // Cranio. – 2003. – №21. – Р. 31–37.
Baekim C. C., Mutlu H., Güngör A., et al. Evaluation of styloid process by three dimensional computed tomography // Eur Radiol. – 2005. – №15. – Р. 134–139.
Prasad K. C., Kamath M. P., Reddy K. J., Raju K., Agarwal S. Elongated styloid process
(Eagle’s syndrome): a clinical study // J Oral Maxillofac Surg. – 2002. – №60. – Р. 171–175.
Ryan D. Murtagh, Jamie T. Caracciolo, and Gaspar Fernandez CT Findings Associated with Eagle Syndrome AJNR Am // J Neuroradiol. – 2001. – № 22 (аugust). – Р. 1401–1402.
Ramadan S. U., Gokharman D., Tuncbilek I., Kacar M., Kosar P., Kosar U. Assessment of the Eagle’s syndrome stylohoid chain by 3D-CT // Surg Radiol Anat. – 2007. – №29. – Р. 583–588.

Шилоподъязычный синдром ( Синдром Игла , Синдром удлиненного шиловидного отростка )

Шилоподъязычный синдром – это симптомокомплекс, развивающийся при аномалиях размеров/расположения шиловидного отростка либо кальцификации шилоподъязычной связки. Клинически проявляется болью в шее с иррадиацией в горло, ухо, ВНЧС, подбородок, дисфагией. Возможны пароксизмальные цефалгии, головокружение, обмороки. Критериями диагностики являются данные пальпации, КТ шиловидного отростка, УЗИ и КТ-ангиографии сосудов шеи. Консервативная тактика включает инъекционные блокады, прием НПВС, проведение фонофореза. При неэффективности осуществляется хирургическое иссечение измененного отростка или связки.

МКБ-10

  • Причины
  • Патогенез
  • Классификация
  • Симптомы
    • Шиловидно-глоточный синдром
    • Шиловидно-каротидный синдром
  • Осложнения
  • Диагностика
    • Дифференциальная диагностика
  • Лечение шилоподъязычного синдрома
    • Консервативная терапия
    • Хирургическое лечение
  • Прогноз и профилактика
  • Цены на лечение

Общие сведения

Шилоподъязычный синдром (синдром удлиненного шиловидного отростка) был подробно изучен и описан в 1937 г. американским отоларингологом У. Иглом, поэтому также носит его имя – синдром Игла. Анатомические изменения шиловидного отростка встречаются у 18–30% взрослых людей, однако клинические проявления развиваются только у 1–5%. Чаще с этим заболеванием сталкиваются женщины, средний возраст обращения составляет 50-60 лет. Шилоподъязычный синдром относится к мультидисциплинарным проблемам, объединяющим неврологию, стоматологию, отоларингологию.

Причины

Синдром Игла развивается вследствие изменения структур шилоподъязычного комплекса (ШПК), а именно − шиловидного отростка височной кости (ШОВК), шилоподъязычной связки (ШС) или подъязычной кости. Аномалии ШОВК связаны с его удлинением или неправильным расположением – отклонением, искривлением. Патологические изменения связки обусловлены ее обызвествлением (неполным/полным, одно- или двусторонним). Анатомические дефекты подъязычной кости представлены увеличением боковых отростков – рогов.

Провоцировать развитие шилоподъязычного синдрома могут:

  • перелом шиловидного отростка;
  • травмы глотки;
  • дисфункция прикрепленных к отростку мышц;
  • тонзиллэктомия;
  • болезнь Форестье.

Патогенез

Шиловидный отросток отходит от нижнего полюса височной кости, направлен вниз и кпереди. Он расположен в тесной анатомической близости к стенке глотки, внутренней и наружной сонным артериям, яремной вене, черепным нервам (подъязычному, языкоглоточному, добавочному).

У детей ШОВК представляет собой хрящевое образование, которое с возрастом подвергается оссификации. В случае задержки процесса окостенения, под действием тяги прикрепленных к шиловидному отростку мышц он вытягивается в длину или отклоняется в какую-либо сторону. Окостенение связки может быть обусловлено наличием в ней элементов эмбрионального хряща, который со временем подвергается кальцификации. Если оссификация одновременно охватывает ШОВК и ШС, то образуется гипертрофированный костный конгломерат – мегастилоид.

Гипертрофия или деформация ШОВК приводит к контакту костного образования с сосудисто-нервным пучком. Его раздражение или компрессия способствует возникновению упорного болевого синдрома в области шеи и ротоглотки, нарушений глотания, расстройств кровообращения в каротидном бассейне. Возникает шилоподъязычный синдром.

Читайте также:  Ортодонтические трейнеры для зубов: виды (Т4а, Т4в, Т4к), как установить, цена, отзывы

Классификация

Клиническая симптоматика синдрома Игла зависят от того, какие анатомические образования подвергаются раздражению гипертрофированным шилоподъязычным комплексом. Выделяют 2 варианта синдрома:

  • шиловидно-глоточный (классический) – связан с раздражением ветвей языкоглоточного нерва, характеризуется упорными болевыми ощущениями;
  • шиловидно-каротидный (синдром сонной артерии) – развивается при вовлечении в патологический процесс сонных артерий, сопровождается цереброваскулярными проявлениями.

Симптомы

Шиловидно-глоточный синдром

Ведущей жалобой пациентов с данной разновидностью шилоподъязычного синдрома служат постоянные болевые ощущения, которые имеют разнообразный характер и локализацию. Чаще боль тупая, односторонняя, первично возникает в подчелюстной области, иррадиирует в корень языка, ВНЧС, ухо. Обычно боль нарастает постепенно, со временем принимая разлитой характер. Возможно острое возникновение болевого синдрома, которое пациенты связывают со значительным физическим усилием, переохлаждением. При кашле, поворотах головы боль становится резкой, колющей.

Значительная часть пациентов с шилоподъязычным синдромом отмечают затруднения глотания, ощущение инородного тела (чувство застрявшей косточки, комка в горле), боль при глотании. В редких случаях возникают парестезии языка, гиперсаливация, изменения голоса.

Шиловидно-каротидный синдром

При заинтересованности сонной артерии беспокоит боль в шее, цефалгия (в темени, висках, затылке, окологлазничной области). Боли усугубляются при поворотах шеи, наклонах головы, в неудобной позе во время сна. На фоне шейно-лицевых болей периодически возникают приступы головокружения, потемнения в глазах, синкопальные состояния. Возможны эпизоды сердцебиения, тошнота. Иногда пациенты сами нащупывают болезненный вырост в области небной миндалины.

Осложнения

Практически все больные отмечают снижение работоспособности, упадок сил и настроения, нарушение сна. Наиболее грозными осложнениями шило-каротидного синдрома являются транзиторные ишемические атаки и ОНМК по ишемическому типу. Их причиной зачастую становится диссекция внутренней сонной артерии с образованием интрамуральной гематомы, окклюзирующей просвет сосуда. Компрессия внутренней яремной вены провоцирует внутричерепную гипертензию. В отдельных случаях может наступить внезапная смерть вследствие вагусной аритмии или миокардиальной депрессии.

Диагностика

К моменту постановки диагноза большинство больных с шилоподъязычным синдромом уже успевают обследоваться у ряда специалистов: отоларинголога, невролога, стоматолога и даже получить лечение по поводу других предполагаемых заболеваний, приносящее незначительное и кратковременное облегчение. Грамотному распознаванию болезни способствует:

  1. Клинический осмотр. На синдром Игла указывают характерные жалобы на боль, чувство инородного тела, приступы головокружения. Пальпаторно внутри- и внеротовым доступом обнаруживается удлинение верхушки ШОВК, наиболее болезненные точки, усиление и типичная иррадиация боли при надавливании на отросток. Симптомы быстро купируются введением раствора анестетика в шилоподъязычную связку.
  2. Рентгенодиагностика. Объективное подтверждение аномального строения шиловидного отростка получают с помощью рентгенологического обследования. Выполняется ортопантомография, рентгенография мягких тканей шеи, КЛКТ или МСКТ височной кости с 3D-реконструкций, по данным которых обнаруживается удлиненный либо искривленный шиловидный отросток, кальцифицированная шиломандибулярная связка.
  3. Исследование сосудов шеи. При шило-каротидном типе синдрома обязательно проведение УЗИ брахиоцефальных сосудов, КТ/МР-ангиографии с контрастированием артерий шеи. Эти исследования позволяют выявить компрессию и диссекцию магистральных сосудов.

Дифференциальная диагностика

В клинической практике шилоподъязычный синдром часто принимается за другую патологию, из-за чего больным назначается неправильное и неэффективное лечение. В ходе дифдиагностики должны быть исключены следующие диагнозы:

  • невралгия тройничного и языкоглоточного нерва;
  • мигрень;
  • миофасциальная прозопалгия;
  • дисфункция ВНЧС;
  • ЛОР-патологии (тонзиллит, хронический фарингит, отит);
  • стоматологические заболевания.

Лечение шилоподъязычного синдрома

Консервативная терапия

Обычно используется у пациентов с шиловидно-глоточным синдромом. Рекомендуется прием НПВС, седативных препаратов. Проводятся курсы ультрафонофореза с гидрокортизоном. Эффективны блокады с анестетиком и кортикостероидами в область окологлоточного пространства. При неэффективности консервативных мероприятий рассматриваются показания к резекции шиловидного отростка.

Хирургическое лечение

При развитии шило-каротидного синдрома выбирается хирургическая тактика, которая заключается в резекции верхушки шиловидного отростка – проведении частичной стилоидэктомии. Существуют 2 принципиальных подхода к выполнению оперативного вмешательства:

  • Внутренний. Доступ осуществляется через переднюю небную дужку либо тонзиллярную нишу после удаления миндалин. Сопровождается лучшим косметическим результатом, однако связан с повышенным риском интраоперационного повреждения сосудисто-нервного пучка.
  • Наружный. Разрез производится в заушной или зачелюстной зоне по линии первой шейной складки. Операция более травматична, вместе с тем, дает лучший обзор операционного поля и визуальный контроль. Возможно пересечение ветвей лицевого нерва и околоушной слюнной железы.

Иссечение ШОВК является наиболее радикальным способом избавления от шилоподъязычного синдрома. Болевые ощущения, как правило, исчезают через несколько дней (иногда – в течение месяца) после операции по мере рассасывания рубцов и восстановления тканей. Пациентов перестают беспокоить цереброваскулярные проявления, купируется риск возникновения инсульта.

Прогноз и профилактика

Шилоподъязычный синдром принадлежит к заболеваниям, которые существенно снижают качество жизни и трудоспособность пациентов, а в ряде случаев могут приводить к инвалидизирующим последствиям. Быстрая и точная диагностика, основанная на клинических и объективных признаках, позволяет выбрать правильную (консервативную, хирургическую) тактику и избавить пациента от страданий.

В плане профилактики шилоподъязычного синдрома рекомендуется избегать травм глотки и ШОВК, при выраженном болевом синдроме в шейно-лицевой зоне незамедлительно обращаться к специалистам. Необходима большая информированность и настороженность врачей в отношении синдрома Игла, что позволит избежать его гиподиагностики и неправильного лечения.

Читайте также:  Методы исправления протезов из пластмассы

Шилоподъязычный синдром: симптомы, причины и лечение патологического процесса

  • Издательство «Медиа Сфера»
  • Журналы
  • Подписка
  • Книги
  • Об издательстве
  • Рекламодателям
  • Доставка / Оплата
  • Контакты

Белгородский государственный национальный исследовательский университет; Муниципальное бюджетное учреждение здравоохранения “Городская больница № 2 г. Белгорода”

Белгородский государственный национальный исследовательский университет; Муниципальное бюджетное учреждение здравоохранения “Городская больница № 2 г. Белгорода”

ФГБУ «Российский нейрохирургический институт им. проф. А.Л. Поленова» Минздрава России, Санкт-Петербург, Россия

Успешное лечение синдрома Eagle

Журнал: Российская ринология. 2013;21(4): 21-22

Шутов В. И., Луценко В. Д., Иванов В. П. Успешное лечение синдрома Eagle. Российская ринология. 2013;21(4):21-22.

Белгородский государственный национальный исследовательский университет; Муниципальное бюджетное учреждение здравоохранения “Городская больница № 2 г. Белгорода”

Белгородский государственный национальный исследовательский университет; Муниципальное бюджетное учреждение здравоохранения “Городская больница № 2 г. Белгорода”

Белгородский государственный национальный исследовательский университет; Муниципальное бюджетное учреждение здравоохранения “Городская больница № 2 г. Белгорода”

ФГБУ «Российский нейрохирургический институт им. проф. А.Л. Поленова» Минздрава России, Санкт-Петербург, Россия

Шилоподъязычный синдром, или синдром Eagle, – это общепринятое название для набора клинических симптомов, связанных с аномалиями размеров и положения шиловидного отростка височной кости [2]. Основой патогенеза шилоподъязычного синдрома является не только удлинение отростка, но и патологическое его отклонение в медиально-заднем направлении в сочетании с утолщением и искривлением [3]. По данным ряда авторов, длина шиловидного отростка может колебаться от полного отсутствия (с одной или обеих сторон) до сращения его верхушки с малым рожком подъязычной кости [1].

Пациентка Г., 24 года, поступила в отоларингологическое отделение городской больницы № 2 г. Белгорода с жалобами на боли в правой половине глотки, усиливающиеся при глотании, иррадиирующие в правую половину шеи, правое ухо, а также чувство инородного тела в глотке.

Рисунок 1. СКТ височных костей, шеи (сагиттальная проекция). Стрелкой обозначен правый шиловидный отросток. Рисунок 2. СКТ височных костей, шеи (коронарная проекция). Стрелкой обозначен правый шиловидный отросток. Страдает в течение 1 года. Неоднократно обращалась к поликлиническим отоларингологам, которые, выставляя диагноз «обострение хронического катарального фарингита», назначали местное лечение, не приводящее к изменению состояния. Пациентка консультирована в отоларингологическом отделении городской больницы № 2 г. Белгорода – заподозрен шилоподъязычный синдром. В анамнезе (за 2 года до появления указанных жалоб) двухсторонняя тонзиллэктомия.

Пациентке выполнена спиральная компьютерная томография шеи, височных костей. На серии полученных нативных томограмм отмечается удлиненный (по сравнению с левым) на 12 мм (общая длина 50 мм) и отклоненный внутрь правый шиловидный отросток. Большой рог правой подъязычной кости справа несколько удлинен. Обызвествления шило-подъязычной связки не выявлено. Соотношение и взаиморасположение сонных артерий и правого шиловидного отростка нормальное, не изменено по сравнению с контралатеральной стороной. Срединные структуры шеи не смещены. Мышцы шеи симметричные, не утолщены. Лимфоузлы не увеличены. Дополнительных образований не выявлено. Ось шейного отдела позвоночника отклонена вправо. Шейный лордоз сглажен.

Статус при поступлении в стационар: при риноскопии, в том числе задней, ларингоскопии, отоскопии органической патологии не обнаружено. При фарингоскопии слизистая оболочка преддверия полости рта розовая, гладкая, влажная, зубы санированы. Слизистая оболочка мягкого неба, язычка, передних и задних небных дужек розовая, гладкая, влажная. Небные миндалины отсутствуют. Миндаликовые ниши свободные. При пальпации правой миндаликовой ниши определяется дистальный конец шиловидного отростка. Пальпация правой миндаликовой ниши болезненна. Слизистая оболочка задней стенки глотки розовая, гладкая, влажная. Подчелюстные лимфоузлы не увеличены, кожа над ними не изменена, при пальпации безболезненны.

Пациентке поставлен диагноз: шилоподъязычный синдром справа, шиловидно-глоточная форма.

Под эндотрахеальным наркозом выполнена операция – резекция правого шиловидного отростка трансоральным доступом, в ходе которой удален фрагмент правого шиловидного отростка размером 14 мм.

Рисунок 3. Резецированный фрагмент правого шиловидного отростка.

Послеоперационный период протекал без осложнений. Пациентка выписана из стационара в удовлетворительном состоянии на 5-е сут после вмешательства. Во время контрольного осмотра через 1 мес (а также через 6 мес) после выписки у пациентки полностью отсутствовали какие-либо жалобы. Пальпация правой миндаликовой ниши безболезненна, костные разрастания не определяются.

Практикующие врачи часто не распознают данный синдром, в связи с чем пациенты безуспешно пытаются лечиться орошением горла антисептиками, закапыванием в ухо различных капель и многократно обращаются к разным специалистам. Врачам разных специальностей необходимо помнить о данном синдроме, включая его в дифференциально-диагностический ряд заболеваний глотки, уха и нервной системы.

Дисфункция ВНЧС – симптомы и лечение

Что такое дисфункция ВНЧС? Причины возникновения, диагностику и методы лечения разберем в статье доктора Горожанцева Александра Сергеевича, стоматолога-ортопеда со стажем в 23 года.

Определение болезни. Причины заболевания

Дисфункция височно-нижнечелюстного сустава (ВНЧС) — это частичная или полная потеря функций сустава: жевания, образования речи. Сопровождается появлением болей различного генеза, щёлканьем в суставе, потерей некоторого объёма движений нижней челюсти, заложенностью в ухе, головными болями, болями в ушах и прочих смежных областях (глазах, шее, спине).

Причинами дисфункций ВНЧС являются различные дефекты зубного ряда (положение зубов, их наличие или отсутствие) и патологии зубов. Со временем существующие дефекты приводят к рефлекторному нарушению координированной работы мышц, отвечающих за движение нижней челюсти и функций ВНЧС. Нарушение в работе этих мышц, в свою очередь, является причиной патологического изменения движений нижней челюсти во всех направлениях. Вследствие этого изменяется форма суставного диска и суставных поверхностей [1] .

Читайте также:  Возможно ли чем-нибудь заменить временно отсутствующий съемный протез?

Кроме того, причинами появления дисфункции ВНЧС могут быть:

  • различные изменения со стороны психики ( неврозы , хронические стрессы) и вегетативной нервной системы (нарушения сердечного ритма и артериального давления) [16] ;
  • парафункции (повышенная нецелесообразная активность) жевательных мышц (при нарушениях осанки);
  • острая травматизация в области ВНЧС в результате несчастных случаев;
  • эпизодические микротравмы или хронические травмы сустава в результате нерационального или некачественного протезирования зубов;
  • травматическая окклюзия (патологическое состояние смыкания зубных рядов) вследствие заболеваний пародонта (например пародонтита);
  • неправильное терапевтическое лечение (например завышенные пломбы) ;
  • несвоевременное протезирование после потери состава зубных дуг (после удаления или выпадения постоянных зубов кроме восьмых в каждом сегменте — “зубов мудрости”) [8] .

Симптомы дисфункции ВНЧС

Первым признаком дисфункции, на которое может обратить внимание пациент, является щёлканье в суставе при движениях нижней челюсти. Этот симптом часто не сопровождается болевыми ощущениями.

Подозрения на дисфункцию височно-нижнечелюстного сустава должны вызывать:

  • боли в жевательных мышцах локального и разлитого характера;
  • непроизвольное рефлекторное сжатие челюстей (при неудовлетворительной фиксации съёмного протеза, либо во время стресса);
  • гипертонус мышц;
  • бруксизм (скрежет зубами);
  • быстрая утомляемость мышц при жевании.

На более поздних стадиях заболевания пациенты отмечают:

  • невозможность жевания твёрдой пищи из-за боли или усталости жевательных мышц;
  • появление триггерных (болевых) точек в мышцах;
  • уплотнение тканей, обнаруживаемое при пальпации жевательных мышц;
  • смещение нижней челюсти при открывании рта в стороны от центральной линии;
  • рывки и неравномерность открывания.

В некоторых случаях происходит блокировка сустава в определённых положениях и, как следствие, невозможность полностью открыть рот.

Помимо этого заболевание могут сопровождать головные боли и заложенность в ушах. Боль может быть постоянного ноющего характера, что будет говорить о развитии синдрома Костена, который характеризуется болями в околоушной области [2] .

При клиническом обследовании в большинстве случаев у пациента обнаруживается нарушение прикуса вследствие движения зубов.

Перегрузка пародонта также часто сопутствует дисфункции сустава. Она проявляется болью при жевании в определённых участках. Причиной может быть нерациональное протезирование или завышенный пломбой прикус. 

Патогенез дисфункции ВНЧС

На возникновение и развитие дисфункции височно-нижнечелюстного сустава влияет множество разных факторов. Одним из наиболее частых факторов развития патологии являются окклюзионные нарушения.

При этом происходит вынужденное перестроение суставных путей, вызывающее функциональную перегрузку в определённых участках пути. Дискоординацию движения суставных головок вызывают дегенеративные структурные изменения хрящевой ткани. Это проявляется дистрофией или острой травматизацией с последующим изменением рельефа суставной поверхности.

Шумовые симптомы (щёлканье в суставе) являются следствием резких движений суставной головки и уменьшением синовиальной жидкости. Изменение морфологии суставных поверхностей создаёт препятствия движению элементов сустава, преодоление которых рефлекторно вызывает такие шумовые явления.

Болевые ощущения обусловлены сдавлением сосудисто-нервного пучка биламинарной зоны (пространства между связками ВНЧС, в котором располагается пучок), растяжением связок и капсулы сустава, раздражением нервных сосудистых окончаний в окружающих сустав мышцах при их необычном тонусе.

При исследовании взаимосвязи между наличием преждевременных окклюзионных контактов зубов (нежелательных контактов зубов, препятствующих их смыканию) и поражением жевательных мышц было установлено, что латеральные и медиальные крыловидные мышцы изменяют свой потенциал покоя и возбуждения на стороне преждевременных контактов, а височные и жевательные — на противоположной стороне [4] .

Последствием психологического напряжения бывают головные боли, зачастую вызванные ночным скрежетанием зубами. Причинами бруксизма может быть как множество отдельных факторов, так и их совокупность, но патологический эффект всегда одинаковый — перегрузка периодонта зубов, гипертонус мышц и стираемость зубов как следствие. В основном пациенты узнают о скрежетании случайно, когда их сожители слышат звук трения зубов. Подверженность бруксизму можно узнать опросив пациента. Часто эти люди непроизвольно сжимают челюсти днём при психологическом возбуждении [15] .

Таким образом перегрузка и травматизация хрящевых поверхностей сустава в сочетании со стираемостью, вызванной бруксизмом, приводит к патологической перестройке анатомии сустава.

Классификация и стадии развития дисфункции ВНЧС

Чёткой классификации дисфункций ВНЧС по видам изменений в анатомии и стадиям развития заболевания в данный момент не разработано. Но вне зависимости от причины патологии, изменения в суставе и окружающих тканях прогрессируют с течением времени. В клинической картине патологии выделяют два периода:

  1. Дисфункцию ВНЧС.
  2. Болезненный спазм жевательных мышц.

В первую стадию рентгенологически не выявляется серьёзных структурных изменений, больной может жаловаться только на щелчки при движении нижней челюстью.

Впоследствии без лечения происходит перестройка комплекса суставных хрящевых поверхностей и поверхностей суставного диска, скорость этих изменений зависит от многих факторов (пола, психической лабильности, протяжённости дефекта зубного ряда и т. д.). В тяжёлых случаях происходит отрыв, либо появление перфораций суставного диска. В зависимости от вынужденного положения нижней челюсти при движении и покое изменяется костная структура элементов ВНЧС.

Читайте также:  Мини-импланты: что это такое, процесс установки, советы по уходу

Боль при дисфункции ВНЧС разделяют по происхождению:

  • миогенная (мышечная): 20 % больных;
  • артрогенная (суставная): 80 % больных [13] .

Боль имеет одинаковый характер вне зависимости от причины её возникновения. Оценка боли всегда сложна и неоднозначна. Болезненные ощущения возникают из-за гипертонуса мышц и появления в них уплотнений — триггерных зон. У некоторых пациентов к этому добавляется боль от перерастяжения связок сустава. Сила болей может сильно отличаться от пациента к пациенту. Большое разнообразие симптомов создает трудности: пациенты не знают, к какому врачу обратиться.

Осложнения дисфункции ВНЧС

Без проведения лечебных мероприятий или применения их в неполном объёме болевые симптомы могут стать менее интенсивными и перейти в стадию хронической, скрытой боли, которая проявляется неожиданно при совершении неловкого движения нижней челюстью во время разговора или жевания.

С течением времени из-за функциональной перегрузки происходит дистрофия хрящевой и костной ткани с последующей их убылью, что приводит к артрозу и последующему остеоартрозу . Развитие этих заболеваний является самым нежелательным исходом, так как сустав частично или полностью утрачивает свои функции и в этом случае вероятность восстановления движения в нём очень низкая.

Растяжения связок и капсулы сустава приводит к привычному подвывиху и вывиху суставной головки [5] , вследствие чего суставная поверхность выходит за пределы функционального расположения. В таких случаях происходит блокирование движения сустава и требуется квалифицированная помощь для вправления.

Бруксизм, возникающий как патологический рефлекторный ответ на появление препятствий движению нижней челюсти, имеет множество отрицательных последствий. Повышенная постоянная нагрузка на связочный аппарат зуба приводит к его хронической травматизации . Последствия длительного течения этого заболевания зачастую необратимы в связи с низкой способностью волокон периодонта к регенерации [14] .

Диагностика дисфункции ВНЧС

Диагностика дисфункции ВНЧС начинается с детального анализа жалоб больного, уточнения анамнеза болезни и жизни, выяснения сопутствующих заболеваний, оценки общего состояния больного, особенностей телосложения, осанки, походки. Учитывается также аппетит в течение дня и психическая лабильность в целом.

Во время внешнего исследования головы и шеи обращается внимание на соотношение мозгового и лицевого отделов черепа, на взаимоотношение пропорций лица и его симметрию.

При осмотре полости рта в первую очередь определяют тип прикуса, величину резцового перекрытия, смотрят на отсутствие зубов в зубном ряду (на эти сегменты обращается особое внимание). Также оценивают количество и качество наложенных пломб, контакты пломб с зубами антагонистами, рациональность и качество изготовления зубных протезов, совпадение эстетических норм лица и зубных рядов.

При обследовании ВНЧС , необходимо определить:

  • насколько подвижна нижняя челюсть (тугоподвижность, чрезмерная подвижность);
  • в какой степени пациент может открыть рот (свободное открывание, ограниченное, затруднённое);
  • имеются ли болевые ощущения при открывании рта;
  • насколько плавные движения нижней челюсти;
  • есть ли отёчность и западения в области суставных головок;
  • чувствует ли пациент отражённые боли в суставе при нагрузке на ветвь челюсти в продольном направлении кверху.

При пальпации ВНЧС оценивают болезненность, положение и движения суставных головок при введении пальцев в наружные слуховые проходы. Аускультация является неотъемлемым методом обследования, так как в большинстве клинических случаев звуковые явления сопровождают дисфункцию височно-нижнечелюстного сустава [10] .

Если вышеперечисленные методы обследования дают основания полагать наличие дисфункции сустава, необходимо сделать диагностические модели, выполнить окклюдограммы (отображение на воске взаимоотношений верхнего и нижнего зубных рядов при их смыкании) для установления контактов зубов антагонистов, опережающих смыкание зубных дуг челюстей.

При подозрении на дисфункцию ВНЧС обследование, проведённое без специальных методов, считается неполным. В первую очередь следует применить методы измерения силы жевательных мышц ( гнатодинамометрию ). Они позволяют оценить силу сжатия мышц и дифференцировать дисфункцию от остеохондроза шейного отдела позвоночника: при развитии дисфункции височно-нижнечелюстного сустава усилие сжатия становится в два раза меньше по сравнению с нормой и составляет около 50 Н (Ньютонов).

Визуальный анализ деформации позволяет оценить тяжесть деформации костных и хрящевых элементов сустава.

  • Рентгенография в различных проекциях (прямая, боковая, аксиальная проекции), включая послойную, специальные укладки по Подерсу и по Шюллеру (косые проекции головы при рентгенографии).
  • Томография или ортопантомография (с сомкнутыми зубными рядами и когда рот широко открыт) визуализируют костные элементы.
  • Магнитно-резонансная томография, артротомография проводится для выявления смещения диска, определения характера и степени его деформации, диагностики нарушения целостности капсулы сустава [12] .
  • Контрастная артрография применяется при подозрении на отрыв внутрисуставного диска, а также помогает в планировании операций пластики хрящевых элементов [6] .

В тяжёлых случаях, осложнённых сопутствующими патологиями (такими как синдром Костена, хронический вывих ВНЧС, сколиоз, защемление нервных пучков), обследование происходит комплексно, при участии врачей смежных с патологией специальностей — ревматолога, невролога и т. д.

Лечение дисфункции ВНЧС

Единого, универсального способа лечения дисфункций ВНЧС не существует. Лечению в полном объёме могут воспрепятствовать болевые ощущения, не позволяющие провести необходимые лечебные мероприятия.

Читайте также:  Зуб мудрости лежит горизонтально удаление

Консервативная терапия позволяет снять острые проявления патологии, обеспечивает ослабление или полное исчезновение симптомов и восстановление функции нижней челюсти в полном объёме.

В снижении болевого синдрома эффективно помогает физиотерапия. Для уменьшения боли применяется флюктуоризация в области ВНЧС. Суть процедуры в применении переменного, частично или полностью выпрямленного электрического тока низкого напряжения с хаотически меняющейся частотой колебаний. Флюктуоризация помогает снизить болевой синдром после 2-3 сеансов. Если же миогенный характер боли обусловлен миозитом (воспалительным поражением скелетной мускулатуры) вследствие контактного вовлечения мышцы в воспалительный процесс, то лечение в первую очередь должно быть направлено на устранение причины воспаления.

Амплипульстерапия (терапия синусоидальными модулированными токами) показала эффективность при лечении миофасциального синдрома (хронического состояния, при котором в мышечной ткани формируются болевые точки), снижая тонус спастически сокращённых мышц.

Боли суставного генеза лечат назначением фонофореза с гидрокортизоном, что позволяет купировать боль в остром периоде и уменьшить явления воспаления.

Все виды лечения необходимо проводить под контролем электромиографии для оценки эффективности, уравнивания и приведения в норму электрических потенциалов мышц.

В ходе комплексного лечения сам больной должен выполнять миогимнастику после должного обучения технике проведения. Она включает в себя пассивные и активные упражнения на двигающие мышцы нижней челюсти и мышцы шеи. Пассивные упражнения проводятся без нагрузки, пациенту нужно выполнять разные движения нижней челюстью. Активные упражнения также включают различные движения нижней челюстью, но с нагрузкой (больной руками противодействует выполняемому движению) [3] . Упражнения необходимо делать 3 раза в день по 10-15 минут.

Для нормализации прикуса и окклюзионных нарушений используются специальные ортопедические лечебные методы — коррекция окклюзии и использование ортопедических конструкций (шины, каппы, накусочные пластинки, миостимуляция и т. д.). 

Хирургические методы лечения применяются при серьёзных морфологических патологических изменениях в суставе. Основным показанием к хирургическому лечению является переднее смещение внутрисуставного диска.

Хирургическое лечение заключается в очаговой хондропластике диска или головки нижней челюсти с использованием аутохряща (чаще носового). Также возможно вправление диска и ушивание растянутых внутрисуставных связок и капсулы сустава. Эти методы являются агрессивными для сложной суставной системы и не всегда они дают хороший результат [11] .

В сложном вопросе лечения дисфункции ВНЧС н аиболее эффективной со временем показала себя схема с применением медикаментозной, мануальной терапии, физиотерапии и ортопедического лечения, направленного на восстановление зубного ряда и нормализацию прикуса.

Прогноз. Профилактика

В зависимости от степени патологических изменений костных, хрящевых функциональных элементов и связочного аппарата сустава, а также готовности пациента выполнять все необходимые назначения врача, прогноз может быть разным.

В начальных стадиях заболевания, когда нет видимых изменений структуры сустава, адекватная консервативная терапия показывает достаточно высокие результаты, формирующие благоприятный прогноз к излечению.

При высокой убыли хрящевых поверхностей, разрыве или перфорации внутрисуставного диска, а также костной деформации клинический исход остаётся открытым. Часто даже после оперативного вмешательства с целью замещения суставного диска, остеопластики и всех необходимых лечебных мероприятиях функции сустава могут быть восстановлены не в полном объёме.

Профилактические мероприятия многофакторны. Первичной профилактикой для предотвращения дисфункции височно-нижнечелюстного сустава является рациональное своевременное лечение дефектов зубного ряда и зубочелюстных аномалий. Также необходима своевременная коррекция вредных привычек (сжимание челюстей во время эмоционального напряжения, жевание ручек и карандашей, жевание на одной стороне челюсти и т. д.), способствующих возникновению патологии.  Если рассматривать дисфункцию ВНЧС как психосоматическую патологию, необходимо включать в профилактику и лечение психологические методы (аутотренинги) [9] .

Вторичная профилактика направлена на предотвращение ухудшения состояния больного, что включает в себя профилактику повторных мышечных спазмов и профилактику спаечного процесса [7] .

Сложность физиологии ВНЧС обязывает чётко контролировать процесс лечения и оценивать его исход с целью устранения всех патологических факторов, приводящих к рецидиву.

Шилоподъязычный синдром

Шилоподъязычный синдром (синдром Eagle, синдром Игла-Стерлинга) — ряд клинических симптомов, вызванных аномалиями размеров и положения шиловидного отростка височной кости и шилоподъязычной связки. Чаще шилоподъязычный синдром односторонний. Клинически делится на два подвида: шиловидно-глоточный и шиловидно-каротидный («синдром сонной артерии»).

Содержание

  • 1 Патогенез
  • 2 Клиника
    • 2.1 Шиловидно-глоточный синдром
    • 2.2 Шиловидно-каротидный синдром («синдром сонной артерии»).
  • 3 Источники

Патогенез

Шиловидные отростки височной кости у здоровых людей характеризуются значительными индивидуальными, половыми, возрастными различиями длины, диаметров, величин углов отклонения от вертикали. Их длина изменяется от 7 до 70 мм, углы медиального отклонения – от 8° до 32°, 41,7% отростков искривлены. По обобщенным данным у женщин отростки короче, тоньше, а углы их отклонения больше, чем у мужчин. Анатомическое исследование показало наличие двух типов шиловидных отростков височной кости, различающихся особенностями строения: костные и костно-хрящевые. Отростки, имеющие костно-хрящевое строение, отличаются от костных гибкостью и подвижностью своих дистальных отделов. Из 40 исследованных отростков 36 (90%) имели костную структуру, 4 (10%) – костно-хрящевую. Их длина у разных трупов изменялась от 1,5 до 5,3 см, диаметры на середине – от 2 до 3 мм. Отростки имеют направление сверху вниз и отклоняются от вертикали в медиальном направлении под углами от 15 до 32 градусов. [1]

Читайте также:  Можно ли делать рентген при беременности на поздних сроках зуба?

Особенностью топографии шиловидного отростка является его близкое расположение к языкоглоточному нерву, наружной и внутренней сонным артериям, боковой стенке глотки. Давление на эти структуры отросток оказывет при чрезмернм отклонении в медиально-заднем направлении в сочетании с его удлинением и искривлением. Шиловидный отросток, прикрепляющиеся к нему мышцы и связки образуют динамичную анатомо-функциональную систему. Вектор тяги мышц направлен в медиально-заднем направлении от продольной оси отростка, а его устойчивость к действию мышечной тяги и стабилизацию пространственного положения обеспечивают механические свойства костной ткани и фиксирующее действие связок.

Чрезмерное отклонение отростка, приводящее к развитию синдрома, возникает под действием тяги прикрепленных к нему мышц при нарушении механизмов стабилизации его пространственного положения. Эти нарушения вызываются структурными изменениями в отростке (наличие включений хрящевой ткани, остеопороз, перелом), снижением упругости его связок (возрастные изменения, растяжение), повышением тонуса прикрепляющихся к нему мышц (мышечная дисфункция).

Формирование удлиненных отростков обусловлено длительным сохранением в них и прилежащих участках шилоподъязычных связок остатков эмбрионального хряща, в котором продолжаются процессы его пролиферации и новообразования костной ткани. Рост отростка в длину происходит как за счет увеличения в нем массы хрящевой и костной ткани, так и за счет срастания с его верхушкой оссифицированных участков шилоподъязычных связок. [1]

Клиника

При наличии удлиненного и/или искривленного шиловидного отростка, или обызвествленной шилоподъязычной связки, или обызвествленной шилоподъязычной складки, или удлиненных рогов подъязычной кости происходит чрезмерное давление этих структур на внутреннюю и наружную сонные артерии. За счет этого в зонах, питаемых сонными артериями, появляется множество на первый взгляд не связанных между собой клинических симптомов, таких как:

  1. ощущение инородного тела в глотке;
  2. хроническое воспаление слизистой оболочки глотки;
  3. боль в области верхнечелюстного сустава;
  4. боль и шум в ушах;
  5. односторонняя и двусторонняя орбитальная или головная боль;
  6. «стреляющая» боль при повороте головы.

По данным литературы, больные шилоподъязычным синдромом чаще всего жалуются на наличие нечетко локализованной боли с односторонней локализацией в верхне-переднем отделе шеи и иррадиацией в глотку, корень языка, ухо. При этом боль может распространяться на височно-нижнечелюстной сустав, нижнюю челюсть, височную, щечную области, поднижнечелюстной треугольник. У некоторых пациентов болевые ощущения возникают в зубах верхней и нижней челюстей. M. Kiely и соавт. (1995) описали распространение боли в грудино-ключично-сосцевидную мышцу, а D. Savic (1987) – в надключичную ямку, надплечье и переднюю грудную стенку. Пациенты обычно характеризуют боль как тупую, постоянную с периодами усиления и ослабления. Интенсивность ее нарастает к концу дня, усиливаясь при повороте или запрокидывании головы, после продолжительного разговора или пения, изменения погодных условий.

Заболевшие обращаются обычно с жалобой на боль только в одном органе, чаще в глотке, ухе, височно-нижнечелюстном суставе, и только детальный опрос позволяет уточнить ее локализацию и зоны распространения. У некоторых больных развивается языкоглоточная невралгия с характерными для нее болевыми пароксизмами. Частыми симптомами заболевания является дисфагия, при этом расстройство глотания обычно связано со значительным усилением боли в горле и ухе. Одних больных беспокоит ощущение инородного тела в глотке, других – «постоянно воспаленное горло», у них может возникать глоточный спазм, упорный сухой кашель без объективных признаков воспаления в верхних дыхательных путях.

Шиловидно-глоточный синдром

Как правило, правосторонний, так как правый шиловидный отросток в норме длиннее левого в среднем на 0,5 см. Боли возникают в результате давления, например удлиненным и искривленным внутрь шиловидным отростком, на ткани в области тонзиллярной ямки и раздражения нервных окончаний языкоглоточного нерва. Интенсивность болей очень варьирует – от незначительных болей или ощущения инородного тела в горле, особенно при глотании, до резких сильных постоянных болей в горле, миндалине, иррадиирующих в ухо. Некоторые больные отмечают боли также на передней поверхности шеи, в области подъязычной кости. Изредка эти боли в горле ошибочно связывают с патологическими изменениями миндалины и удаляют ее, а продолжающиеся боли объясняют раздражением нервных окончаний послеоперационным рубцом. Однако шиловидно-глоточный синдром следует дифференцировать не только от поражения миндалин, например хроническим воспалительным процессом, но и от невралгии языкоглоточного нерва. Для невралгии последнего характерны приступообразные жгучие или стреляющие боли в области глотки, миндалины, корня языка, иррадиирующие в ухо, которые возникают во время разговора, смеха, кашля, зевоты и приема пищи.

Шиловидно-каротидный синдром («синдром сонной артерии»).

Патогенез заключается в давлении кончика удлиненного и отклоненного кнаружи шиловидного отростка на внутреннюю или наружную сонную артерию рядом с бифуркацией общей сонной артерии, раздражении периартериального симпатического сплетения и болевых рецепторов. При раздражении внутренней сонной артерии боли постоянные, ощущаются в лобной области, глазнице, глазах, то есть в зоне разветвления и кровоснабжения внутренней сонной артерии или ее ветви, в частности, глазничной артерии. Вследствие давления отростка на наружную сонную артерию боли иррадиируют по ее ветвям в область виска, темени, лица (ниже глаза).

Читайте также:  Что лучше при имплантации 2 зубов рядом — установка одного или двух имплантов

Хирургические методы лечения шилоподъязычного синдрома

  • Авторы:Назарян Д.Н. 1 , Караян А.С. 1 , Федосов А.В. 1
  • Учреждения:
    1. Научно-клинический центр оториноларингологии ФМБА России
  • Выпуск: Том 10, № 2 (2019)
  • Страницы: 21-26
  • Раздел:Оригинальные исследования
  • URL:https://journals.eco-vector.com/clinpractice/article/view/13453
  • DOI:https://doi.org/10.17816/clinpract10221-26
  • Цитировать

Полный текст

  • Аннотация
  • Полный текст
  • Об авторах
  • Список литературы
  • Дополнительные файлы
  • Статистика

Аннотация

Обоснование. Одной из самых сложных в клинической практике групп пациентов являются больные с орофасциальной болью. Возможной причиной возникновения болевого синдрома в области лица и полости рта может быть шилоподъязычный синдром, или синдром Игла-Стерлинга. Клинические проявления синдрома наблюдаются только в 4-10,3% общего количества случаев удлиненных шиловидных отростков.

Цель исследования — разработать показания для выбора хирургического доступа безопасного удаления шиловидного отростка в зависимости от его анатомии.

Методы. Пациентам с симптомами шилоподъязычного синдрома при обнаружении удлиненного шиловидного отростка во время клинического исследования выполнялось его удаление внутриротовым способом (n=3). Остальным пациентам (n=10) удаление проведено наружным доступом по первой шейной складке или вертикальным заушным доступом.

Результаты. У пациентов с шилоподъязычным синдромом наблюдается высокий эффект хирургического лечения и отмечаются достаточно короткие сроки послеоперационной реабилитации, что существенно повышает качество жизни.

Заключение. Как с технической, так и с точки зрения нанесения минимального косметологического дефекта наиболее удобной и безопасной методикой удаления шиловидного отростка считаем хирургический доступ по первой шейной складке.

Ключевые слова

Полный текст

ОБОСНОВАНИЕ

Одной из самых сложных в клинической практике групп пациентов являются больные с орофасциальной болью. Возможной причиной возникновения болевого синдрома в области лица и полости рта может быть шилоподъязычный синдром, или синдром Игла (от англ. Eagle’s syndrome), обусловленный аномалиями размеров (удлинение) и положения (искривление, отклонение в медиально-дистальном направлении) шиловидного отростка височной кости или оссификацией шилоподъязычной связки [1]. Следует отметить, что с одной или двух сторон длина шиловидного отростка может достигать верхушки малого рога подъязычной кости [2], но также возможно и его полное отсутствие.

Пациенты с шилоподъязычным синдромом чаще всего жалуются на разнообразные по характеру, не всегда четко локализованные боли в подчелюстной области, в корне языка, боковой стенке глотки и заднечелюстной области, усиливающиеся при глотании или повороте головы и иррадиирующие в ухо, височную, поднижнечелюстную области или нижнюю челюсть, в область височно-нижнечелюстного сустава или зубы верхней и нижней челюстей. Больные отмечают ощущение «инородного тела» в области глотки или корня языка, чувство сдавления глотки, а также головокружение и резкое снижение работоспособности. Как правило, пациенты описывают боль как постоянную, тупую, интенсивность которой нарастает к концу дня, усиливаясь при повороте или запрокидывании головы, после продолжительного разговора или пения и даже изменения погодных условий.

Дифференциальную диагностику шилоподъязычного синдрома в первую очередь необходимо проводить с болевой дисфункцией височно-нижнечелюстного сустава, тонзиллитом, невралгией языкоглоточного нерва, миофасциальным болевым синдромом лица, соматоформным болевым расстройством, поэтому в диагностике и лечении этой категории пациентов принимают участие челюстно-лицевые хирурги, оториноларингологи, нейрои ангиохирурги, неврологи и стоматологи.

Впервые шилоподъязычный синдром был описан отоларингологом Watt Weems Eagle в 1937 г., который объяснил взаимодействие шиловидного отростка и прилегающих к нему анатомических структур [3]. В зависимости от клинических проявлений ученый разделил синдром на две группы — классический шилоподъязычный и шило-каротидный. При классическом синдроме больные отмечают постоянную боль в области глотки, усиливающуюся при глотании и повороте головы; при шило-каротидном, при котором происходит непосредственное сдавление внутренней сонной артерии удлиненным шиловидным отростком —пароксизмально возникающие боли в височной, орбитальной или затылочной областях, головокружение или потерю сознания при длительном отведении головы в противоположную сторону [4].

W. Eagle описал размеры шиловидного отростка, которые в норме составляют 25 мм. В российской популяции средняя длина шиловидных отростков достигает 27,40±0,34 мм (у мужчин — 28,50±0,42 мм, у женщин — 25,30±0,56 мм) при крайних значениях вариационного ряда от 7 до 70 мм [2]. Следует отметить, что клинические проявления синдрома наблюдаются только в 4-10,3% всех случаев удлиненных шиловидных отростков [5]. Значимым фактором для формирования данного синдрома являются анатомическая форма шиловидного отростка и угол его медиального отклонения [1].

Цель исследования — разработать показания для выбора хирургического доступа безопасного удаления шиловидного отростка в зависимости от его анатомии.

МЕТОДЫ

Условия проведения

Период с января 2017 по январь 2019 г. на базе научно-клинического отдела челюстно-лицевой и пластической хирургии Научно-клинического центра оториноларингологии ФМБА России (Москва).

Характеристика пациентов

Проведено лечение 13 пациентов с шилоподъязычным синдромом в возрасте от 27 до 54 лет, из них мужчин было 2 (15%), женщин — 11 (85%). Всем больным проводились мультиспиральная компьютерная томография, ультразвуковое дуплексное сканирование брахиоцефальных артерий и интраоральная пальпация верхушки шиловидного отростка в тонзиллярной ямке.

Читайте также:  Налет на зубах у ребенка – желтый, коричневый, серый или белый: причины и способы устранения

Описание медицинского вмешательства

При обнаружении у пациентов с симптомами шилоподъязычного синдрома удлиненного шиловидного отростка во время клинического исследования выполнялось удаление измененного отростка внутриротовым способом (n=2) или заушным доступом (n=7). Остальным пациентам (n=4) удаление проведено наружным доступом по первой шейной складке или вертикальным заушным доступом с продлением разреза вдоль переднего края кивательной или грудино-ключично-сосцевидной мышцы.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Все госпитализированные пациенты с шилоподъязычным синдромом имели жалобы на боль в горле, усиливающуюся при глотании или повороте головы и иррадиирующую в корень языка, висок, нижнюю челюсть, а также на периодически возникающие головокружения. Интраоральная пальпация верхушки шиловидного отростка в тонзиллярной ямке была болезненна только у 5 пациентов, остальные больные не отмечали усиления болевого синдрома или его возникновения при клиническом осмотре.

Всем пациентам выполнена мультиспиральная компьютерная томография головы: выявлены удлиненные (до 57 мм) шиловидные отростки и выраженный угол медиального наклона у 9 пациентов, окостенение шиловидной связки у 3 и искривление формы отростка и выраженный угол медиального наклона у 1. Только двое из 13 участников исследования ранее не обращались к смежным специалистам, остальные неоднократно консультировались у стоматологов, оториноларингологов и неврологов.

Хирургическое удаление шиловидного отростка височной кости осуществлялось заушным (у 7) (рис. 1-3), внутриротовым (у 2) (рис. 4-6) и горизонтальным доступом по первой шейной складке (у 4) (рис. 7). Важно заметить, что ни у одного пациента не наблюдалось осложнений в послеоперационном периоде, раны зажили первичным натяжением. Исчезновение болевого синдрома спустя несколько дней после операции отмечалось у 7 пациентов, у других жалобы сохранялись до 1 мес, при этом наблюдалась положительная динамика, и лишь у 1 пациента сохранялись наблюдаемые ранее интенсивность и характер болевого синдрома.

Рис. 1. Компьютерная томография пациентки К., 24 года. Диагноз: Аномалия развития шиловидного отростка височной кости с двух сторон

Примечание. (а) — 3D-реконструкция, вид справа; (б) — 3D-реконструкция, вид слева; (в) — 3D-реконструкция, фас; (г) — корональный срез.

Рис. 2. Удаление шиловидного отростка заушным доступом

Примечание. (а) — предоперационная разметка заушного доступа; (б) — выделенный в ходе операции шиловидный отросток; (в) — удаленный шиловидный отросток.

Рис. 3. Контрольные снимки после удаления шиловидных отростков

Примечание. (а) — 3D-реконструкция, вид справа; (б) — 3D-реконструкция, вид слева.

Рис. 4. Компьютерная томография пациентки М., 32 года. Диагноз: Аномалия развития шиловидного отростка височной кости с двух сторон

Примечание. (а) — 3D-реконструкция, фас; (б) — коронарный срез.

Рис. 5. Удаление шиловидного отростка внутриротовым способом

Примечание. (а) — выделенный от окружающих тканей шиловидный отросток; (б) — удаленный шиловидный отросток.

Рис. 6. Контрольные снимки после удаления шиловидных отростков

Примечание. (а) — 3D-реконструкция, вид справа; (б) — 3D-реконструкция, вид слева.

Рис. 7. Удаление шиловидного отростка доступом по первой шейной кожной складке

Примечание. (а) — хирургический доступ по первой шейной складке; (б) — рана послойно ушита.

ОБСУЖДЕНИЕ

Шилоподъязычный синдром, или синдром Игла-Стерлинга, продолжает оставаться малоизвестным заболеванием среди специалистов. Диагностические трудности и неудовлетворительные исходы лечения у пациентов с шилоподъязычным синдромом связаны в первую очередь с недостаточным количеством клинических исследований этого заболевания [6].

Большое количество пациентов с шилоподъязычным синдромом наблюдаются у смежных специалистов, проходят разнообразные диагностические исследования, и далеко не всегда у клиницистов возникает предположение о наличие синдрома Игла-Стерлинга, что в свою очередь приводит к гипердиагностике и необоснованному лечению.

Удаление шиловидного отростка височной кости внутриротовым доступом является более предпочтительным для пациентов с косметической точки зрения. Осуществление хирургического вмешательства посредством внутриротового доступа возможно лишь, когда шиловидные отростки можно легко пропальпировать в тонзиллярной ямке. Вместе с тем существует значительный риск повреждения расположенных рядом важных анатомических структур, таких как внутренняя яремная вена и внутренняя сонная артерия, из-за ограниченности и тесноты операционного поля. При удалении шиловидного отростка посредством заушного доступа часто приходится пересекать большой ушной нерв для обеспечения адекватного доступа к шиловидному отростку и в последующем накладывать нейроанастомоз, что удлиняет время хирургического вмешательства. При таком доступе также существует риск повреждения заднего полюса околоушной слюнной железы и ветвей лицевого нерва. Помимо всего прочего, после вертикального доступа остается видимый рубец, что не всегда приемлемо для пациентов, особенно лиц женского пола.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

У пациентов с шилоподъязычным синдромом наблюдаются высокий эффект хирургического лечения и достаточно короткие сроки послеоперационной реабилитации, что существенно повышает качество жизни. Наиболее удобным как с технической точки зрения, так и с позиции субъективной оценки самого пациента относительно минимального косметологического дефекта мы считаем хирургический доступ по первой шейной складке, поскольку в этом случае не остается грубых послеоперационных рубцов, что особенно важно для лиц женского пола.

ИСТОЧНИК ФИНАНСИРОВАНИЯ

КОНФЛИКТ ИНТЕРЕСОВ

Авторы подтвердили отсутствие конфликта интересов, о котором необходимо сообщить.

Ссылка на основную публикацию